Граффити форум. Ярославль / Graffity forum. Yaroslavl

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Граффити форум. Ярославль / Graffity forum. Yaroslavl » Общение обо всем » WUFC... читаем обсуждаем..


WUFC... читаем обсуждаем..

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

8.12.05: WUFC story (глава 1)

ВЫГЛЯДИТ ПРЯМ КАК В НЬЮ-ЙОРКЕ

Que стоит в желтых резиновых перчатках у себя в квартире на кухне около раковины, он переливает краску для новых маркеров. В это время Uzi стучится в дверь на террасе. Que впускает его, Uzi садится за стол на кухне, кторый весь забит скетчами, ручками, стенсилами и журналами. Uzi освобождает для себя немного места и начинает делать зарисовки на сегодняшней газете.

Que отворачивается к раковине и продолжает свое дело. Он моет маркеры и заполняет их новой краской, которую тяжелее смыть. Помимо этого Que наполняет ею флакон из-под средства для уходу за обувью. Конечно, он не собирается чистить свои ботинки: сейчас обувной полироль превратился в здоровый маркер для тэггинга. Он получил его от райтера под именем Ioh, который купил его в Штатах. Que с воодушевлением показывает его Uzi.
"Вот у них там реальные штуки. Не этот порожняк, что у нас тут в Швеции", - говорит Uzi.

Летом, Que разрисовал 50 вагонов метро. Он и Uzi в основном рисуют на поездах и обычно делают это вместе. Но этим летом, Uzi работал каждую вторую неделю, поэтому у него было время только на 30 вагонов. Последнее время, Que и Uzi - самые активные райтеры в метро Стокгольма. Этим утром они собираются разрисовать ещё один вагон на станции Скарпнак (Skarpnack).

Que отворачивается от раковины и смотрит на скетчи, которые нарисовал Uzi. "Почему ты только флопы рисуешь?", - скептически спрашивает он, потом правда передумывает и предлагает: "Да, почему бы нам на просто не сделать кучу троу-апов?"

"Нет, давай сделаем их однотонными. Предлагаю такие красные контура с желтой заливкой" - говорит Uzi
"Ок"
" А какой фон будет? Однотонный или с деталями?"
"Лучше однотонный. Задолбали уже эти сложные фоны", - говорит Que и продолжает наполнять маркеры. Uzi встряхивает шесть баллонов, обтирает их, чтобы не осталось никаких отпечатков, потом кладет их в сумку рядом с маленьким фонариком". После чего он забирается в спальный мешок на диване в спальне Que.

Будильник звонит буквально пару часов спустя. Хотя ребята толком не выспались, они быстро встают. Они должны спешить, чтобы успеть до приходя первого поезда.
Быстро одеваются, проверяют весь свой стаф в сумках и уходят. У Que остаётся время на звонок парню, который ему задолжал денег, и говорит, что пора бы и заплатить. Такой звонок он делает каждое утро.

Они добираются до станции почти за полчаса до отхода первого поезда. Несмотря на то что, что ещё очень равно, мужчина средних лет в форме водителя автобуса сидит и ждет прихода поезда. Так тихо, насколько это только возможно, Que и Uzi проходят в конец платформы и проскальзывают через запасной выход прямо в тоннель, тянущийся от станции. Водитель настолько устал, что просто не замечает, что он не один на станции.

В тоннеле довольно затхло и сыро. Слизняйки на каменных стенах. Que проходит вперед и проверяет, открыт ли следующий запасной выход, на случай, если придется убегать. После чего они просто ждут пока наступит утро, пассажиры собираются на платформе.

В семь минут пятого слышится визг рельсов, и на станцию выезжает поезд. Que и Uzi быстро бегут к нему по путям. В то время пока пассажиры заходят и рассаживаются, Que и Uzi встают между каменной стеной и вагоном. Электрический рельс под напряжением находится с той же стороны.
"Я не знаю, что случится, если коснуться ногой этого рельса. Но я очень осторожно отношусь к нему и постоянно стараюсь сделать большой шаг через него, нежели зацепить доску, которая его покрывает." - говорит Uzi.
"Постоянно слышишь о райтерах, которые погибают от удара током. Но я точно знаю только об одном случае в Стокгольме. За одним райтером гналась охрана и он упал, притом одной рукой коснулся рельса, находящегося под напряжением, а второй - другого рельса. Ток прошел прямо через его голову, но он остался жив."

Оба делают наброски почти идентичных кусков WUFC желтой краской. Тут же быстро закрашивают надпись, держа по банке в каждой руке, в то же время они постоянно оглядываюсь, посматривая в конец состава. Они всегда готовы к тому, что их обнаружат. Нет ничего необычного в том, если машинист или кто-то из пассажиров закричит, чтоб они прекратили. Когда такое случается, Que и Uzi обычно орут в ответ: "Заткнись!"
Que говорит,что не боится того, что его обнаружат.
"Это просто машинист, обычный человек. Он в менее выигрышном положении, так как нас тут двое, так что вряд ли он станет строить из себя героя."

А что вы будете делать, если он все таки вмешается?

"Защищаться, наверное. Если он решит атаковать, это его выбор. По сути у него нет никакого права нападать на меня только из-за того,что я рисую на его поезде."

Ну и как далеко может зайти драка, если подобное случится?

"Я не знаю, я никогда не применял насилие, только угрожал, и это заставляло машиниста успокоится. Но если он решил быть жестким по отношению ко мне, я буду жесток по отношению к нему, так как я не думаю,что он в праве делать нечто подобное. Он мог бы в конце концов пойти и вызвать копов, как и делают все нормальные люди."

Que однажды уже встречался с машинистом, ранее летом, когда он выходил рисовать с двумя райтерами из Германии. Случайно, машинист заметил, что поезд разрисовывают, и открыл дверь где-то посредине первой буквы Que.
"Я должен был закрыть двери, чтобы закончить. Он уже направлялся к нам, но я наорал на него и он сбавил обороты. Потом мы просто стояли, пока я не закончил рисунок. Там была ещё девушка, которая сказала: "Если бы мой парень был тут, он бы тебя так отметелил". Она была примерно моего возраста, может помладше. Ненормальная - типичная провинциалка с претензией на что-то. Конечно, она была просто "неотразима".

Пассажиры рассаживаются в то время, как Que быстро рисует светло голубой краской однотонный фон перед тем, как он и Uzi переходят к красной краске и приступают к обводке букв. У них как раз хватает времени,чтобы закончить рисунок и оставить свои тэги прежде чем поезд отправляет в сторону Оделплана (Odelplan) ровно в пять. Как только поезд ушел, станция снова пуста. Que и Uzi забираются на платформу и спешат уйти со станции. Они прячут баллоны перед тем как вернутся и сесть на следующий поезд до Гуллмарсплана (Gullmarsplan), для того чтобы сфотографировать свои куски. По пути они проезжают депо Скармарбринк (Skarmarbrink).

"Черт, этот поезд стоял снаружи всю ночь" - с говорит Uzi, смотря на поезд стоящий прямо около депо.

"Мы пойдем туда и порисуем на нем сразу после того, как сфоткаем наши куски" - отвечает Que, который пока не удовлетворен утренним рисованием.
В пять-тридцать, они выходят на Гулмарсплане и напряженно ожидают разрисованный поезд, он должен быть в течение 10 минут, если только его не сняли с трафика. Поезд приезжает вовремя, и сразу же отправляется обратно в Скарпнак - вместе с рисунками.

"Прям как в Нью-Йорке, желтый и красный", - говорит Uzi, когда поезд подъезжает на станцию. Que и Uzi стараются сделать так много фоток, как только это возможно, прежде чем поезд уходит. Они ждут его возвращения, завтракая в забегаловке Seven-eleven. Uzi покупает горячий шоколад и выпечку с корицей, в то время как Que поглощает пиццу, горячий шоколад и мороженое. Пока они едят, Uzi говорит,что он собирается за город к родственникам, что там он надеется увидеть Марс, который особенно близок сейчас к Земле.
"Если ты посмотришь на юг, ты должен будешь увидеть Марс под наклоном 15 градусов над горизонтом в час ночи. Он выглядит как красная звезда."
Que активно изучает раздел "спорт" на страницах издания "Metro". Он узнает, что его любимая команда, Хаммарби (Hammarby), играет не так хорошо, как ожидалось. Он вырывает объявление Connex о сезонных проездных билетах на метро. Que думает,что сможет использовать картинку проездного для того,чтоб ездить бесплатно, даже несмотря на то, что она больше оригинала.
С едой покончено, и пора делать ещё фотографии. Поезд проезжает вторично через Гуллмарсплан в 6.10. Que и Uzi решают поехать в Скармарбринк, для того чтобы сделать фотографии получше. Они оба пребывают в хорошем настроении, увидев свои куски на транспорте.

"Хаммарби, Хаммарби, Хаммарби!" - кричит Que, так чтобы эхо разливалось по всему пешеходному переходу, когда они покидают станцию.
На пути в Скармарбринк они останавливаются, делают пару throw-апов у велосипедной дорожки. Uzi и Que решили сделать за лето сотню throw-апов.
"В основном все это из-за того, что это здорово сделать маленький фотоальбом наполненный сотней одинаковых throw-апов. Но пока дела продвигаются не очень. Мы не часто их рисуем, в основном потому, что считаем это пустой тратой краски. Вообще сотня это не так уж и много, но учитывая, что в Стокгольме вообще никто не делает throw-апов, то это не так уж и мало"- говорит Uzi.

Que и Uzi едут к Скармарбринк и ждут около депо, поезд пересекает мост над пересекающимися путями. Они забираются на трубу для того, чтобы сделать фото получше, в то время как поезд проезжает мимо.

Когда поезд скрывается, они направляются к станции, откуда и уезжают немного неудовлетворенные своей работой.

"Я не думаю, что она очень крутая. Буква F должна была быть пошире,чтобы получить тот особенный "ужасно-привлекательный" вид. А сейчас она выглядит просто ужасно", -говорит Uzi.
"Желтый кусок не очень. Как-так получилось, что он вышел таким крутым в прошлый раз и таким ужасным в этот?", - жалуется Que.
Но они особо не волнуются из-за кусоков, суть была в том чтобы выйти и нарисовать их.

"Я не очень доволен куском, но меня порадовал сам процесс. Было весело и это довольно круто делать все так расслабленно утром. Это можно тоже зачесть, так что в целом я доволен", - говорит Que.

Вот, порадуйтесь, WUFC story! :thank_you:

0

2

JAZZMAN написал(а):

Вот, порадуйтесь, WUFC story!

старье прочитал еще год или полтора назад =)

0

3

Многие ещё не читали... Ну что, мир? Не обижаешься на меня?

0

4

НОЧНАЯ ПОЕЗДКА НА ВЕЛОСИПЕДАХ

Que и Uzi встречаются в Гётгатане (Gotgatan). Октябрьская ночь, четверг, - или скорее уже утро пятницы. Que сидит на фиолетовом дамском велосипеде, который слишком мал для него. В велосипедной корзине лежит черный полиэтиленовый пакет, наполненный баллонами. они движутся на юг через Рингваген (Ringvagen).

Бары закрываются. Напротив ночного клуба Metro молодой человек спит на тротуаре, его ноги покоятся на скомканном кожанном пиджаке. Рубашка испачкана землей, но его нагеленная прическа нетронута. Uzi пытается его растолкать.

"Эй, одень свой пиджак. Тебя либо ограбят, либо замерзнешь насмерть, если останешься тут. Иди лучше в переход," - осторожно говорит Uzi.

Человек изумленно смотрит на него, но не может произнести ни слова. Он опять ложится и тут же засыпает. Que ставит свой велосипед и начинает хлопать в ладоши, чтобы разбудить парня.

"Ты тут не можешь спать! Вставай!" Голос у Que громкий и решительный, таким голосом караульные окликивают неизвестных прохожих. Человек отворачивается. Пьяная пара лет 40-ка останавливаются, какое-то время наблюдает за ситуацией, а потом удаляется на несколько метров и начинают целоваться.

"Ну хотя бы пиджак одень," - уговаривает парня Uzi.

Они помогают человеку одеть пиджак, и он опять падает спать на асфальт. Que и Uzi движутся дальше. Около станции метро Рингваген (Ringvagen) Que ищет подходящий велосипед. Uzi не принёс свой, а им обоим нужно проехать через весь город до рассвета. Que находит бирюзовый дамский велоcипед с нацепной козиной. Uzi забирается на фиолетовый, пока Que взламывает замок на цепочке. Теперь у каждого есть по велосипеду.

Они медленно едут, и Que делает большие черные тэги на жилых домах Рингвагена. Затем следует остановка в парке Росенлунд (Rosenlund Park). Uzi набрасывает пару букв, и они заливают их уже вместе. Приближается запоздавший домой посетитель баров. Оба прыгают на свои велосипеды и ждут, пока тот не пройдет мимо. Потом быстро заканчивают начатый throw - up, снимают перчатки и едут обратно в Рингваген по Магнус Ладуласгаттан (Magnus Ladulasgattan).

Около госпиталя Седер (Soder) стоит огромный баннер с рекламой строительной компании Skanska: "Как будет выглядеть твой идеальный офис?"

Que уже сделал пару тэгов на этом баннере ранее, но throw-up будет более заметен.

"Я хочу сделать тут" - говорит он Uzi.

Тем не мнее такси продолжают возить людей из баров черех Рингсваген, и Uzi не очень рад такому выбору.

"Xeno и я были тут днем" - уверяет Que.

Uzi уступает, они оставляют свои велосипеды и движутся к баннеру. Que первым достигает деревянной платформы. Они ждут, пока молодая пара пройдет мимо, и начинают рисовать. Три минуты спустя рисунок уже готов.

Десять минут спустя, они уже делают новый throw-up на стене в парке Росенлунд. Пятнадцать минут после этого рисуют на жилом доме в Остготагатане (Ostgotagatan). Ещё через пять минуть они в парке Стигберга (Stigberg park), где Que сделал один из первых кусков WUFC вместе с Leroy и Other в 1997. Они рисуют ещё пару throw-апов, прежде чем двинуться вниз по Катаринавагену (Katarinavagen) и покинуть квартал Сёдер.

В 3 часа ночи, они проезжают мимо Сюреплана (Sureplan). Здесь бары закрываются позже, и люди ещё кружат по улицам. Que и Uzi движутся вверх по Биргер Джарлсгатан (Birger Jarlsgatan). На другой стороне Оденгаттан (Odengattan) меньше людей. Они делают пару тэгов на улице, ведущей к Албано (Albano) в северном квартале.

Местность, окружающая пустынную индустриальную зону, отталкивает. Que и Uzi не обращают внимания на то, что территория охраняется компанией Securitas, и пролезают в дыру в ограждении. Они делают throw-апы на любом попадающемся свободном участке. Затем забираются на баннер над воротами, ведущими в промышленную зону, и приклоняясь, когда машины проезжают мимо по Рослагсвагену (Roslagsvagen), каждый делает ещё по рисунку.

Затем они возвращаются на велосипедах обратно в город. Подбирают свои баллоны в Хагагатане (Hagagatan) в десять минут четвертого и начинают рисовать на жилых домах. Внезапно Uzi замечает, что за ними наблюдает длинноволосый человек, стоящий буквально в нескольких метрах от них. Он отличается незаурядно крепким телосложением и одет в синюю рабочую спецовку. Uzi и Que смотрят на него и колеблются.

"Не поганьте стену," - говорит человек, указывая на рисунки.

Uzi и Que быстро заканчивают и спешат скрыться. Человек входит в соседнее здание.

"Круто," - говорит Que, когда они отъезжают на несколько кварталов."Если он и звонит в полицию, то явно ещё висит на коммутаторе. Он откуда-то из Оланда (Oland), смешной выговор у него," - весело продолжает Que и передразнивает речь человека.

Они пересекают Оденгатан (Odengatan) и едут вниз по Дротнингаттану (Drottninggatan). Обычно отсюда хорошо просматривается дорога, ведущая в квартал Сёдер, но не сегодня, воздух влажный, и плотный туман начинает застилать город.

"Отлично," - радуется Uzi. - "Туман снижает видимость".

Тротуар пуст, единственный человек, поднимающийся в гору, это почтальон со своей тележкой. Que и Uzi сворачивают на Улофа палме (Olof Palmes gata). Проезжают мимо станции метро Хоторгет (Hotorget) и едут к лестнице, по которой считается убегал убийца Улофа Пальме после выстрела в пермьер-министра более 20 лет назад. Оба делают по throw-апу на лестнице. Затем в Свеаваген (Sveavagen). Пара машин компании Securitas припаркованы около станции метро Hotorget. Охрана отпирает метро, в то время как Que и Uzi продолжают свою работу в тумане.

Вот ещё...=)

0

5

ты в разнобой чтоль выкладываешь..?

0

6

Да, кладу интересные! Завтра ждите продолжения!

0

7

ЗАBEEL
да лана вам,хватит ругацца!!! http://files.myopera.com/Creat0R/Opera_AC/Icons/hush_cool.gif

0

8

28.12.05: WUFC story (глава 3)

Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕ ШЛО ПО УСТАНОВЛЕННЫМ МНОЮ ПРАВИЛАМ

"Поезда всегда приводили меня в восторг. Прежде чем сделать рисунок на своем первом поезде, я просто выходил на улицу и сверял расписание. Я тогда делал все, что обычно связано с рисованием на поездах, кроме самого этого рисования. Ещё я встречался с девушкой, которой совсем не нравилась идея граффити на поездах, и между нами было негласное соглашение - я мог рисовать где угодно, но только не на поездах. А потом я все больше и больше начал нарушать это правило" - говорит Uzi.

Он сделал свой первый рисунок где-то в парке будучи ещё в начальной школе, вдохновленный примером более старшего школьного товарища. Это было где-то в середине 80-х. А теперь, Uzi , ныне самый старший в WUFC, рисует уже большую часть своей жизни.

"Я думаю, что из-за граффити моя жизнь стала более веселой. Я перезнакомился с кучей людей по всему миру. К тому же и путешествовать теперь намного дешевле, так как везде кого-то знаешь. С другой стороны, я бы, наверное, продолжил образовние, если бы не был райтером".

На протяжении нескольких лет Uzi балансировал между случайными прирабоктами и курсами в университете. Его целью было накопить достаточное количество разнообразных знаний, чтобы получить такое универсальное образование. И хотя ему уже за 30, он толком так и не определился, кем же хочет быть.

"Я до сих пор одной ногой стою в мире неопределенности. Моё дальнейшее занятие граффити это всего лишь вопрос времени. После того как у тебя появляется семья и хорошая работа, уже ничего более не успеваешь. Но я считаю, что всегда можно напрячься и урвать небольшой кусок времени на граффити, пока тебе это действительно нравится".

Первое впечатление об Uzi - помимо его безумной активности - он очень открытый человек. Но при более близком знакомстве понимаешь, что все в точности наоборот. Он абсолютно не хочет раскрывать что-либо о том, кто он в реальной жизни.

"Я всегда старался разграничит Uzi -графитчика и свою нормальную жизнь. Считайте как будто есть два меня. Когда я встречаю других райтеров...я Uzi, и тогда я не говорю, откуда я и кто я. И это абсолютно нормально воспринимается, так как они помешаны на граффити также как и я. Но иногда Que жалуется на меня из-за этого. Он ведь знает кто я на самом, мы слишком хорошо знакомы, но я стараюсь про него тоже ничего не говорить. Не знаю даже из-за чего все это. Наверное, просто не люблю подпускать к себе людей слишком близко. Я хочу чтобы все шло по установленным мною правилам. Я точно не хочу, чтобы кто-либо кроме моих близких друзей знал, где я живу и работаю. Я планирую свое время в зависимости от своей художественной активности, поэтому все должно сходится, я все должен успевать. И уж никак не могу себе позводить, чтобы кто-то вдруг неожиданно постучался в мою дверь."

Уже около 20 лет Uzi скрывает о своем увлечении граффити от своих близких. А все началось в 1985 году, когда он впервые украл краску.

"Я тогда играл в хоккей, но тоже особо не говорил об этом родителям. Не думаю, чтобы это им было особо интересно. Почему-то я решил прятать весь свой стаф. Я выдернул гвозди из стенки шкафа, потом вытащил само дно и закрепил его заново, таким образом я мог прятать краску за двойной стенкой. Просто отличное решение! У меня обычно хранилось около 150 баллонов под кроватью. Мне тогда очень нравилось красть краску, и тогда же я решил, что у меня всегда будет резерв в 100 баллонов. Моя комната всегда была очень чистой, поэтому маме не пришло бы в голову отодвигать кровать, чтобы пропылесосить. Ещё у меня не было ключа от моей двери. Поэтому я везде искал такой ключ, который подходил бы к стандартному замку. Наконец нашел его в школе, и после этого начал запирать дверь. Нда...вел себя прямо как психопат."

Почему же все таки граффити а не хоккей?

"Да..играть в хоккей было весело, но до того момента пока это мне подходило. У меня до сих пор проблемы с планированием времени. Целую неделю не находишь себе места. Но вообще-то я просто всегда любил рисовать что-то. Может быть поэтому в дестве я рисовал малленькие хоккейные схемы, а потом прикреплял их на видное место. А ведь это могли бы быть и рисунки".

Твои родители очень сильно огорчились бы,если бы узнали о том,что ты рисуешь граффити?

"Нет, не думаю. Но по большей части я рос послушным ребенком. И совершенно не горю желанием вступать в дискуссию, по итогам которой они скажут мне заканчивать рисовать, потому что тогда скорее всего мне придется это сделать. Моя мать уже настолько стара, что я не могу сказать ей об этом. Она только волнуется, если я отправляюсь в какую-то поездку. Но с другой стороны мне хотелось бы сказать ей, потому что в школе я довольно хорошо учился, а сейчас граффити взяло верх над всем остальным. Это то занятие, которое я выбрал и на которое трачу большую часть времени. Моя мама всегда спрашивает, каковы мои планы на будущее, но по сути планом является работать как можно меньше и при этом иметь деньги. Я люблю отдыхать, но я не хочу закончить свою жизнь нищим. И я не знаю, каков мой план на будущее. В любом случае, я не собираюсь делать карьеру."

Как секретность повлияла на твое рисование?

"Если бы мои родители были заинтересованы искусством, мне бы не приходилось прятать весь свой стаф. Они бы меня поняли. Я бы быстрее развивался, но с другой стороны, я наверное, и закончил бы рисовать раньше. Если бы у меня была возможность все им показывать и они хвалили бы меня, все это считалось бы определенной формой моего образования, и это бы, наверное, меня отвлекало. Но когда ты ещё ребенок и рисуешь просто для себя, ты привязываешься к этому. Ты не понимаешь,что это искусство. Помимо того, что я держу все это в секрете, я крайне привязан к граффити культуре. Все моё вдохновение исходит из граффити и из собственной жизни, так как в меня не впихнули в свое время тонны всякой ненужной информации, наверное это стало позитивным моментом".

На протяжении долгого времени Uzi усложнял свои цветные рисунки на запрятанных в переулках стенах. Это был тот тип граффити, который он любил больше всего. Наконец Uzi понял, что заходит в тупик. Теперь, уже на протяжении нескольких лет, он рисует только на поездах.

"Я рисую на поездах в основном из-за того, что не рисовал на них, когда был моложе. Я хочу осуществлять свою мечту. Мое представление о граффити - это разрисованные поезда. Кусок прямо оживает, когда он "проезжает" мимо. Он менее плоский. Конечно, я ограничен в размере рисунка, но это того стоит. Когда у тебя всего пять минут, ты делаешь все в довольно простеньком стиле с простой заливкой. Поэтому я рад, что сначала рисовал на стенах, хотя я и не думаю,что те мои рисунки быля прям очень крутыми".

Ты думаешь,что твои нынешние куски круче?

"Да. Я меня безумно порадовали куски, которые я сделал недавно. Я чувствую, что делаю именно то, что хотел. Но в то же время я потратил приличное время, прежде чем смог достичь подобного. Я тэжил как Uzi и Uze какое-то время, понимал, что это чем-то похоже на Ushe, так когда-то я подписывал работы. Поэтому я пошел и отрыл свои старые блокноты, просто чтобы сравнить. Так там есть завитки, которые "выходят" из букв в той же манере, как это было 10 лет назад. Безумие!!!"

Рисование в метро - это ж очень рискованое дело. Неужели "проезжающий" мимо кусок стоит попадания за решетку?

"Меня напрягает мысль о том, что меня могут поймать, и сейчас я думаю об этом больше,чем раньше. Больше всего меня волнует тот факт,что чем чаще тебя ловят, тем выше риск получить по полной. Я вижу, что многие люди считают, что то, что я делаю, неправильно. Они хотят, чтоб я смыл все свои рисунки и заплатил за ущерб. Но вот чего я никак понять не могу, почему они хотят, чтоб я сидел? Это как-то нереально все прям".

Ты когда-нибудь думал, что то, чем ты занимаешься, неправльно?

"Ну явно не тогда, когда я рисую свой кусок, потому что в этом случае я правильно выбрал место. Но когда я оставляю тэг на здании, меня иногда начинает мучать советь, потому что есть в этом что-то неправильное. Но зато я абсолютно споеокн, когда пишу на стенах название команды. В этом случае я хочу видеть её повсюду. Я не страдаю от амбиций стать "бомбером Uzi". Лучше пусть люди думают, что WUFC - это бомберы, когда я чувствую всю эту командную тему, я прямо становлюсь чертовым терминатором."

Почему?

Я не знаю. Это звучит странно, но я думаю, что это просто круто. Так ты часть большого коллектива. Это как будто ты делаешь что-то, но это уже и не ты"

Что происходит, если кто-то пытается остановить тебя во время рисования?

"Я не агресивен и никогда не ношу с собой оружия. Если машинист спрыгивает на пути, я стараюсь быть милым. Иногда они звереют и пытаются лезть в драку. Я стараюсь быть жестким, но вежливым. Когда ты очень тверд, это может выражаться и в стремлении к насилию. Я могу схватиться за что-нибудь, если за мной гонятся дорожные рабочие, но только для того, чтобы напугать их. Однажды я случайно ударил охранника по лицу. Это случилось, когда мы боролись в кустах, я просто пытался вырваться."

Что мотивирует тебя?

"В первую очередь, конечно же, желание получить статус. Сейчас я делаю это, потому что это так весело. Я просто счастлив и не думаю ни о какой мотивации. Когда я выполнил что-то из запланированного, фотографии подшиваются в папку и запираются в шкафу. Например, я долго хотел порисовать в лондонском метро. Лондон очень странный город, хотя у них все охранные системы подключены и вообще высокий уровень безопасности. А когда я выполнил свое желание, я вот не сижу и не размышляю над тем насколько фантастическим был тот факт,ч то мне удалось рисовать там. Просто меня радует мысль,что я сделал это. Ты ставишь цели и достигаешь их. Наверное в этом и состоит основная мотивация. Теперь я хочу порисовать в метро в Мехико."

Для тебя важно, как воспринимают тебя окружающие?

Я только недавно понял,что меня видят буземным трэйн райтером. Я даже впал в небольшой кризис из-за этого. Я хочу, чтобы меня воспринимали как райтера, делающего прикольные куски. А сейчас понятно, что я мог с таким же успехом рисовать черные точки на поездах, так как люди толком и не смотрят, что я там такое рисую. Они просто видят, что я перекрасил поезд. Я надеюсь,что помог развитию бэкджампинга в Стокгольме. Прежде это были про одноцветные буквы и обводка. А теперь можно за короткий срок сделать очень много всего. Я хочу, чтобы люди думали о том, какие прикольные куски я рисую на поездах, а не о том, сколько поездов я изрисовал. Это очень большая разница".

Как ты думаешь, граффити это искусство или вандализм?

Каждый раз, когда я думал, как тупо это будет, если меня поймают, потому что я не cмогу аргументировать свою позицию на суде. Делать хоултрэйн может быть и действительно совершенно ненужно, но это ж так безумно круто рисовать огромные-преогромыне буквы, а потом смотреть, как они носятся мимо тебя по городу. Перед присяжными я бы выдвинул несколько причин. Это хорошо смотрится, а для меня это является своего рода рекламой. Это часть городского окружения и всегда им будет. Так что я не думаю,что граффити это вандализм или проявление деструктивного поведения.

Но ведь кто-то платит за рекламу.

Естественно. Это нормально,если у тебя есть деньги. Мне кажется что нет весомых аргументов за граффити. Не в том случае, когда граффити изначально рассматривают не как ценность, а как издержки. Может быть мир был бы и лучше без граффити, но я полагаю, что те немногие фанаты стрит арта были бы абсолютно несчастны.

Uzi обычно очень позитивен. Его друг Pura описывает как нереально милого общительного человека.

"Это то, какой я снаружи. На самом деле я мгу быть зол, но не вижу смысла свою злость выплескивать на кого-то там ещё. Я не всегда счастлив. Иногда мне бывает грустно, но тогда я много рисую и чувствую себя лучше. Очень круто встречаться с Que, потому что он дал мне понимание того, что в общем-то не обязательно всегда быть счастливым."

Единственный случай,когда Uzi не боится показать того, что он расстроен, это когда граффити нарисовано не так, как он того хотел.

"Я могу не говорить людям этого, но мне не нравятся многие другие райтеры. Я ненавижу райтеров, которые сделали 4 куска, а потом думают "Вот оно! Это то самое!" Они даже не думают о том, что возможно развивать свой стиль. Они толком не понимаю,чем занимаются - просто хотят сделать неплохой кусок. Многие из них, наверное, даже не понимают, что большая часть их идей заимствована у других"

Как ты от них отличаешься?

"Да я особо никогда байтом не увлекался. Те, кто так делает, обычно моложе меня и не задумываются о том, как это плохо. Но это так тупо воровать чей-то стаф. Вот лучшее правило для граффити. В мире искусства и дизайна компании постоянно без стыда и совсети воруют друг у друга идеи. Люди называют это вдохновением, а сейчас это начинается распространяться и в сфере граффити. И меня бесит, что на этих подражателей кто-то ещё и внимание обращает. Всегда нужно думать самому и делать что-то свое. Если ты делаешь что-то свое, кто-то видит это и должен ещё что-то придумать, чтобы у него получилось ещё круче. А если все делают одно и тоже, в результате все оборвется."

Ты никогда не черпаешь вдохновение в кусках других райтеров?

"Если я вижу хороший кусок, я не бегу делать точно такой же. Но это дает мне энергию. Сейчас мне немного не хватает этого, так как я вижу мало того, что мне реально нравится. Ты можешь и меня покритиковать за некоторые вещи, но я сам о них хорошо знаю. Ну например, я использовал R, которая чем-то напоминала букву у Riot. Но он дедалал свою r намного лучше чем я, поэтому никто не замечал,что я заимствовал её у него. В каком-то плане, правила в граффити довольно строгие. Мне это нравится, потому что я думаю, ты становишься более креативен в определенно заданных рамках. Но ты их можешь и перестроить, если все делаешь правильно".

Как долго, ты думаешь, ты будешь ещё рисовать?

"Меня вот тоже этот вопрос интересует. Это уже не так захватывающе как раньше. Просто это безумно весело. Если я начну влипать в неприятные истории с копами, то думаю, что перейду на стикеры ну или что-то подобное. Но я не вижу себя вне граффити. Для меня дверка в этот мир всегда будет приоткрыта."

Вот ещё...

0

9

WUFCSDK..моя любимая командочка=)

0

10

где работы их достать мона?

0

11

в нете!выложите книжечку!кому не трудно!хотя бы ссылку!впадлу искать!

0

12

JAZZMAN-Я думаю многие тебе на сайте скажут спасибо за выложенные статьи, я всё прочёл! Очень познавательно и интересно! Кидай ещё если есть! +1 Тебе чувак!
Aint'O-Пасиб за выложенные шрифты, у тебя есть ещё? Если да кидай! Ты знаешь где можно купить эту книгу про граффитти , которую иллюстрацию Globe-выложил"?!

0

13

Народ, всем спасибо! Если кто хочет полную книжку, зайдите и зарегиньтесь на MAZOK.ru! Зайти там нужно в тему чтиво и искать слева!

0

14

Вот ещо...

На заборе написано 
Автор ДЕНИС ГУЦКО     
Отличный способ ориентироваться во времени — читать настенные надписи. Жизнь не меняется просто так, она нас предупреждает. Пишет нам записки
О том, что жизнь меняется, мы помним всегда. Но замечаем это всегда как-то вдруг — натолкнувшись удивленным взглядом на новую зарубку, которую поставило убегающее от нас время: «Я — туда. Догоняй». Догонять порой не хочется. Но ведь нужно как-то ориентироваться: не удивляться же каждый раз, когда перемены уже превратились во что-то большое и непоправимое и стоят перед нами стеной с единственной узенькой дверкой, не оставив ни малейшего выбора.
Вы когда-нибудь видели тех, кто пишет на стенах? Я — ни разу. Но ведь кто-то это делает, кому-то это нужно — краской на стене. Особая каста — настенные летописцы, неуловимые и неутомимые. Вроде бы интернет, в котором на виду у миллионов можно выписать что угодно, становится все доступней. Живой Журнал — эдакая бескрайняя стена для надписей — комфортное (и вполне легальное) местечко для любителей эпистолярного эксгибиционизма. Но число тех, кто предпочитает по старинке, красочкой, украдкой, не уменьшается. И потом, ЖЖ — другой жанр. Здесь можно пространно, здесь можно править. А краской на стене — это нужно сначала вы’носить, упаковать в краткую формулу. Чтобы успеть дописать, пока не засекли, да чтобы уместилось.

«Цой жив». Давно ли мы читали на каждом углу эти слова, ставшие паролем целого поколения? «Цой жив», — читал я, входя во двор, и знал, что с теми мрачными подростками, которые курят, поплевывая себе под ноги, я скорей всего найду общий язык. Все, умер Цой в наших дворах. Краска осыпалась. Под окном поют другие песни. Куда-то делись те подростки. Выросли, обзавелись семьями и приличной работой, смотрят «Народного артиста» и «Кулинарный поединок». Они ждали перемен, но, кажется, не этих. Дети их пишут совсем другие пароли.

«Россия для русских». «Неруси, вон из моей страны». «Убей черного, спаси Россию». Широчайший ассортимент надписей, с авторами которых я ни за что не хочу искать общий язык. Ксенофобия оставляет свои страшные метки — но нам пока не страшно. Однажды я проходил через такой квартал в частном секторе, который можно было читать как единый эпос подрастающего нацизма, успевай только голову поворачивать. Надписи на некоторых заборах были вытравлены. Скорей всего, там-то и жили те самые неруси. Я спросил об этом у своей знакомой, которая жила в этом квартале.

— Да, райончик у нас веселый, — сказала она и пожала плечами.

Ей все равно, она русская. Через год вышла замуж за украинца и уехала к нему на родину. Интересно, а вдруг она там поселилась в квартале, в котором обитают украинские националисты? Ходит теперь домой, читая: «Москали, геть з Украини». Страшно ли ей?

Сегодня политические надписи на наших стенах практически сплошь нацистские. Левые и правые растратили свою пассионарность, захлопнулись до санкционированных митингов. А ведь когда-то рядом с зачеркнутым «Ельцин — президент всех марсиан» красовалось «Зюганов — агент НАТО». Те, кто готов пачкать стены, — готов к большему. Пока мы голосуем эсэмэсками в телешоу «К барьеру», они приходят к нам во дворы, помечают территории, которые уже можно брать — никто не даст отпора. Такие вот летописи.

Впрочем, не все еще обрюзгли. На соседнем доме рядом со свастикой появилась не вполне цензурная надпись фломастером, которую я встретил с восторгом: «Бритоголовые — п...сы». Допекло кого-то. Скоро это затерли. Специально пошел на стоянку пораньше, когда никого нет, — обновил. Закрасили снова. На этот раз надпись обновил кто-то другой. Нопасаран? Сплотимся ли мы так же, как они, мой незнакомый соратник?

Агрессии на стенах больше, чем любви. Все как в жизни. На бетонном заборе, вдоль которого из Ростова выезжают поезда, идущие на Москву, — замысловатые граффити, как обычно — нацистские гадости, и вдруг: «Люди, любите друг друга». У меня с собой хорошая книга, на заборе за окном — про любовь. Не все потеряно.

Это явно нужно многим — писать на стене. В жизни, замешанной по старому доброму рецепту «хлеба и зрелищ», практика становится востребованной даже шоу-бизнесом. Пару лет назад за одну ночь весь город как аллергической сыпью покрывался вдруг названием какой-нибудь группы, собравшейся через месяцок-другой на гастроли в провинцию. Все закончилось почему-то на «Хоре Турецкого». То ли до компетентных органов дошло наконец, что это не фаны изъясняются в любви к своим кумирам. (Странно было бы заподозрить публику, идущую на Турецкого, в такой экзальтированности.) То ли на рекламные агентства подействовало стократное увеличение штрафа за незаконную рекламу. В любом случае, если встречаешь сегодня на заборе «Коррозию металла» или Radiohead, веришь, что это бескорыстная рука истинного меломана.

Их нужно читать, эти знаки.

«Петя *йа гомофоб*». Выдержит ли соседский мальчик Петя, очкарик с гитарой за плечами, вызревшую наконец дворовую обструкцию, доучится ли в музыкальной школе?

— Что это там написали: «Жуй»? — спросил мой шестилетний сын, не разобрав слово на киоске «Союзпечати». — Там же газеты продают?

Останавливаемся, я прошу его прочитать снова. Вслух он не решается. Значит, где-то уже слышал, знает, что это такое. Помнится, я знал это несколько позже, лет с семи, со школы. А ведь водили в приличный и дорогой садик. Ну не с ясель — и на том спасибо.

Загадочное «Кто?» или сакраментальное «Ё» — интригующие образчики городского символизма. Что-то ведь это означает? И сидя в душном офисе, думаешь, забросив работу: что же?

«Смерть буржуям!» — однажды видел на витрине ресторана, в другой раз — на грузовике, развозящем хлеб, чаще всего встречаю возле школ. Иногда этот призыв подкреплен силуэтом Че Гевары. Пока телевизор потчует нас историями из Куршевеля и биографией Абрамовича: «Здесь Ромочка играл в футбол, здесь завел свой первый бизнес», — молодежь, уставшая от дешевой пепси, выбирает революцию. «Революция будет!» — обещают они. И даже если она не грянет, нам, не-буржуям, читающим эти звонкие обещания, заранее неуютно. Даже если это всего лишь слова на стене и когда-нибудь они выцветут, как обещания помнить Цоя вечно, наши дети уже живут в революции. Им неинтересно строить, интересно опять — до основания. Они пойдут, если их внятно позвать. Смерть буржуям! Все равно я никогда не поступлю в институт — мои предки не наскребут на взятку. У меня никогда не будет черного «Бумера» и вон той блондинки с татуированной змейкой на щиколотке. Поэтому — смерть буржуям, а там разберемся.

«Туалета, ксерокса во дворе нет», «Торговым агентам не входить!», «Ворюга прокурор, подавай в отставку», «Машины не ставить — прокалывают шины». Всегда — только то, что наболело.

«Надюша, я тебя люблю». Ну слава богу, не перевелись еще те, кто не стесняется, — метровыми буквами под окном любимой. Любви, конечно, меньше, чем агрессии. Но так, кажется, было всегда. Зато любовь — отчаянней. Только любовь может загнать нас на трубу котельной во дворе роддома, чтобы написать там: «Теперь нас трое».

— Вот ведь не лень вам, гадам, верхолазам, — ворчал дворник, стоя перед котельной с ведром краски. — Нет, не полезу, — плюнул он и мимо стайки молодых папаш, среди которых, быть может, был и тот самый гад-верхолаз, пошел обратно в бытовку.

Любовь в тот раз не закрасили.

0

15

И ещо...
Читайте на здоровье! :)

Граффити: хроника пикирующих бомбардировщиков

Нравится людям писать на стенах. Нравится. Хочется поделиться с человечеством информацией, что Штирлиц и Борман здесь были, рэп - это круто, Машка - дура, а в сарае... дрова лежат. Дело-то не новое. Первобытники размалевывали пещеры, египтяне украшали стены пирамид, фрески остались в храмах и посейчас. Короче, говоря красивым слогом: художественная роспись наружных поверхностей не только прошла через века, но и завоевала свое место под солнцем всего мира!

Ты уже понял. Я говорю про граффити.

Это слово итальянское, и изначально значит "нацарапанный". Так что под это определение можно подвести все, что угодно, включая упоминавшиеся наскальные рисунки, но ты, конечно, понимаешь, ЧТО на самом деле я имею в виду!

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЦАРАПАНИЯ

ТЭГГЕРЫ

Без балды, приятель: граффити - это все-таки искусство. Некоторые исследователи официально считают его вполне состоявшимся направлением современного авангардизма. Впервые граффити появилось в буржуйской Америке в конце 60-х, как часть стритовой культуры. Все началось с простых тэгов (tag - дословно «отметка») в Нью-Йоркском метро, и оставляли эти тэги всякие уличные хулзы чисто с целью обозначить свое присутствие. Типа, аналог «Здесь был Вася». Сегодня тоже самое происходит и Московском метрополитене, и по ходу, настоящие графиттеры это всячески осуждают. В самом деле: красоты и стиля в тэгах прямо скажем, немного, а имидж занимающихся вандалов-пачкунов не глядя приписывается всем уличным художникам. Получается, что из-за тусовки идиотов страдает вся субкультура граффити. Помни об этом!

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Дальше - больше, метрошные тэггеры потихонечку переключились с маркеров «вандалайзеров» на баллончики с краской, и надписи стали больше, ярче и более впечатляющими. Появилась мода, дело быстро набрало обороты, и команды «бомбил» стали по ночам раскрашивать вагоны подземки не только изнутри, но и снаружи. Как-то граффиттеры за ночь забомбили целый поезд от начала и до конца без единого промежутка! Этот вид уличного искусства получил название subway art.

И ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ

Краска не только в США продается ;), так что из Америки маза стала распространяться повсюду. Все больше и больше безбашенных амигос стали увлекаться бомбежкой. Хотя до середины 80-х годов subway art оставался самым популярным видом граффити, позже красочные рисунки стали появляться на заброшенных зданиях и опорах мостов... так культура вышла из-под земли на улицы. Теперь тэги, слоганы, политические лозунги, строки песен и прочие байдовины стали в огромном количестве возникать и на улицах больших городов...

Райтеры (ты уже просек, так называют людей, которые рисуют) развивали свое мастерство, объединялись в группировки (crew, «экипаж»). Появились и начали развиваться разные стили, возникла целая прослойка общества со своими законами, неписаными правилами, боевыми отрядами. Дело легко доходило до войн, если одни команды «забивали» своими рисунками работы уже созданные другими.

ОПЕРАЦИЯ «ЧИСТЫЕ СТЕНЫ»

Сам понимаешь, несанкционированная покраска стен стала большим сюрпризом для городских властей NY и других городов. Тамошние Лужковы просто вешались. Они начали разрабатывать и принимать законы, направленные на борьбу с «вандализмом», стали строить закрытые депо для поездов. Серые братья, ясный пень, тут же объявили войну самодеятельным художникам. Таким образом, к началу 90-х направление subway art практически умерло, но райтеров это не обломало - в каждом городе было достаточно серых стен, ждущих своих героев!

В девяностые граффиттерам стало сложнее - власти научились бороться с новой напастью, на улицах появились специальные пескоструйные машины для очищения стен от рисунков. Были разработаны специальные очищающие составы, которыми отмывали поезда по ночам, многие дома стали строить с покрытием стен «под шубу» до второго этажа - ну как тут порисуешь!?

Свободного места стало меньше. Все чаще одна команда «бомбила» поверх работы другой, усилились райтерские войны.

Многих задолбал незаконный бомбинг, и они обратились к властям с просьбой подогнать легальные места, где можно показать свое мастерство и можно делать все, что хочешь. Появились соответствующие площадки. Но стен на всех желающих там, конечно, не хватает... Поэтому до сих пор основная масса рисунков появляется незаконно. Ничего личного, только бизнес! ;)

ГРАФФИТИ У НАС

Сначала мы, как это иногда бывает, оказались позади планеты всей. Но во второй половине 80-х, в период первой волны перестройки, наряду с брейк-дансом у нас стало появляться и граффити. Причем, процесс пошел вовсе не из Москвы, а из более приближенных к Европе городов - Калининграда и Питера.

Конечно, особого взрыва не было - баллонов продавалось мало, стоили они дорого. Да и власти - как и везде - не очень-то одобряли эту мазу, и пресекали, как могли. Только в начале 90-х стали проходить первые конкурсы, и появились достойные работы.

Теперь все приходит в норму: уже есть магазины, в которых можно найти специальные райтерские причиндалы, видеокассеты, книги и журналы. Некоторые райтеры насобачились продавать свое искусство: магазины, клубы или скейт-парки частенько просят стильно забомбить свои стены, за что нетухло башляют. Многие рекординг-лейблы и музыкальные магазины привлекают граффиттеров для разработки своего логотипа или даже целого фирменного стиля.

Стиль: BUBBLE LETTERS - самый простой шрифтовой стиль «уличного рисунка». Этот шрифт, буквы которого как бы надуты изнутри, они похожи на пузыри (отсюда и название). С этого стиля начинают почти все райтеры, продвигаясь затем к более сложным. Этот стиль прост и быстр в исполнении, а значит - им можно быстренько что-нибудь забомбить :).

Стиль: WILD STYLE - сложный стиль, самый распространенный среди профессионалов. Очень красив, причем красота достигается невероятным запутыванием букв, частенько просто невозможно разобрать написанное.

Стиль: FX STYLE - трехмерное написание букв, одновременно со сложным переплетением, как в Wild Style. Самый сложный стиль.

I DIG YOUR STYLE, DUDE!

Три основных шрифтовых стиля ты видишь на врезках. Еще райтеры рисуют различных персонажей (characters) - своих, или из комиксов или мультяшек. Вообще, есть много разных фишек, с помощью которых можно украсить любой из стилей (к примеру, в надписи FX Style добавить разлом шрифта, из которого кто-нибудь вылезает). Главное - это профессиональная гордость и личная честь - разработать какую-нибудь свою приблуду, которая будет радикально отличать именно твою работу от других.

Дело ясное, что никто не рисует на стенах без подготовки. Любой рисунок начинается с предварительного скетча (эскиза), сделанного дома на бумаге. У хорошего райтера заготовлено дохрена скетчей, лучшие из которых он переносит на стены.

КОРОЧЕ

Граффити всюду. Оно застряли в мозгах уже не одного поколения уличных раздолбаев. Нравится тебе это, или нет - с этим стоит считаться.

ПИСАЮЩИЙ МАЛЬЧИК

Граффити: делаем это правильно.

By symbiosis feat. Hentai

Райтеры: WKD, Zoop.

Thanx to Hentai за подгон клевой стены :).

Сегодня мы не только говорим о хулиганских уличных закидонах, но и беремся разжевать, КАК это делается. Кто еще плохому научит, э?

Короче, райтеры WKD и Zoop по нашей просьбе сегодня рисуют для тебя ПИСАЮЩЕГО МАЛЬЧИКА. Аллилуйя!

ПОДГОТОВКА:

1. Скетч.

Стоп, амиго. Если ты уже ломанулся с баллоном в руке на улицу, слегка остынь. Для начала нужно решить, что именно ты будешь рисовать, а затем набросать скетч (эскиз) дома, карандашом на бумаге. Рисовать надо сразу несколько заготовок - и руку поставишь, и сможешь выбрать лучший вариант. Учти: если чел впервые подошел к стене без скетча, изобразить на ней что-то хорошее с ходу не получится, только место загадит. Приступать к работе стоит с уже готовой и отрисованной на эскизе идеей - это сильно улучшит результат. Эскиз рисуют черно-белым, а цвета прикидывают в уме. Окончательный вариант стоит еще несколько раз нарисовать на разных листах - руки «запомнят» движения, привыкнут к будущей работе и результат никого не обломает :).

СТЕНА СТЕНЕ ВОЛК

Стену выбрать сложно. Правила такие: безлюдное место, свободное от гопников и бонхэдов, которые уверены, что хороший бомбер - мертвый бомбер. Имей в виду, что кодекс чести райтеров не позволяет рисовать на стенах жилых домов и в их подъездах. Местным жителям это может и не понравиться, а им мимо ходить каждый день. Нахрена настраивать пиплов против своего брата-райтера?

Райтеры ищут другие места, это не проблема. Тоннели, опоры и сваи мостов, серые заборы вдоль линий электричек, ограждения заводов и комбинатов, задворки гаражных кооперативов... Да можно найти туеву хучу подходящих стенок, где реально спокойно и медленно учиться рисовать, никому при этом не мешая!

ПОКРЫТИЕ

Стены, амиго, все разные. Тут вот какие проблемы: если стена слишком пористая (или сильно зашпаклеванная), то краска будет просто "уходить" вглубь, слабо прокрашивая поверхность. Значит, краски понадобится много больше, а это лишние бабки. Слишком гладкая поверхность, (к примеру, крашеное железо) тоже не подарок: краска будет сильно течь, и рисунок, считай, испорчен. Конечно, для покраски лучше всего подходит ровная, отгрунтованная поверхность, но такую на улице найдешь навряд ли. Хотя, многие серьезно подходящие к делу райтеры предварительно грунтуют присмотренное место. Но для этого требуется гораздо больше денег и времени. Неплохо также предварительно почитать, как это делается, (в справочнике «ремонт своими руками», например :)). Имей в виду, что если в состав стены входит гипс, то цвет краски сильно изменится, и будет отличаться от ожидаемого.

Я ВСЕГДА С СОБОЙ БЕРУ

Что беру? Ну, не видеокамеру же!

Краску беру, ясно. Обычно это баллоны. В помещениях при наличии постоянного тока можно работать и компрессором, но это - из области ненаучной фантастики. Давай базарить за баллоны, потому что это как-то естественнее :) и мобильнее.

Где купить? На строительных рынках и в магазинах, вестимо. Кстати, цены особо не различаются, так что можно не париться, и закупаться, где ближе. Приемлемая цена 65 - 90 рублей за штуку, объем штуки 300 - 400 грамм краски, и хватает ее примерно на 1 кв. метр. Есть, конечно, баллоны ценою до 500 руб. и выше, но нафига козе баян? Мы же не роллс-ройс красим. Перед покупкой проси проверить баллон, потому что лажи и подделок сейчас много. Баллон должен выдавать равномерную струю и не плеваться краской. Цветов сейчас можно найти до фига - выбирай на вкус!

КАПЫ

Еще могут понадобиться насадки (капы - caps): для того, чтобы получать линии различной толщины. Для первого раза не заморачивайся, а вообще - их можно купить в спец-магазах. Но можешь и сам смастерить из стандартных насадок. Например, расковыряв дырку капы, получишь более толстую струю. Запихнешь в дырочку иглу от шприца - линия станет тоньше. Для подобных экспериментов используй капы от закончившихся баллонов, а то запорешь новую насадку - баллон начнет «плеваться»!

Многие райтеры отчерчивают черновой контур углем, мелками или свинцовым карандашом. Если тебе будет удобнее работать так - купи нужную приблуду в любом магазине для художников.

МОРДА

Следующим номером в списке "Resque Righter Kit» идет респиратор. Конечно, если бомбишь на свежем воздухе - можешь и обойтись, но все-таки желательно иметь эту байду при себе. Для тоннельщиков и мостовиков просто обязательная штука. Рисуешь в помещении - тогда вообще без разговоров. Без респиратора надышишься краской до одурения, два дня будешь сморкаться и плеваться цветными соплями, а твои легкие будут раскрашены ярче попугайского хвоста. Короче, запасайся: нормальный респиратор стоит около 250 рублей, его хватит надолго. Для улицы подойдет и дешевая масочка от мелкой пыли (20 рублей), но для помещения - только респиратор.

Что еще? Перчатки, чтобы уберечь руки от краски. Учти, что на сто процентов тебе они не помогут, ты все равно измажешься, и поэтому захвати что-нибудь для отмывки лап. Это может быть бензин, керосин, ацетон, растворитель или, хотя бы жидкость для снятия лака с ногтей (если тебе это ближе :)).

Конечно, жратва. Положи в рюкзачок какого-нибудь съедобного дерьма. Помни, что работа у тебя вредная - с краской-то, а потому прихвати с собой пару литров молока - утолять жажду и нейтрализовать поганое влияние красочных паров. Упаси тебя Бог от пива и других джин-тоников, а то знаю, чем все это кончится :). Вообще, даже после одной бутылочки пенного нормальной работы не будет - захочется не писАть, а пИсать (ударение на первый слог)...

РАЗ ПОШЛИ НА ДЕЛО...

Одному на дело ходить не в кайф, факт. Если есть возможность, пригласи с собою друзей - с кем-то можно будет поговорить, совета спросить. Учти, что если ты незаконно бомбишь даже в не самом людном месте, проблемы у тебя все равно могут возникнуть. Поэтому райтеры заранее намечают пути возможного отступления (на случай, если придется дать деру:)), и ставят пару человек недалеко от себя на стреме. Условься о сигнале опасности и НИКОГДА особенно не разбрасывай свои вещи, держа все в компактно упакованном рюкзаке. При необходимости надо просто схватить рюкзак и исчезнуть. Все, что ты не сможешь унести - пропадет. И еще вот что: если тебя все-таки прижали (особенно менты) - не спорь, не ссорься. Ничего не объясняй им. Не борзей, держись с достоинством, говори на равных, попросят денег - бери с собой на этот случай рублей триста, этого обычно хватает. Откупайся и не спеша уходи: закончишь позже.

ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

Место найдено, респиратор надет, скетч утвержден... Вперед!

На Писающего Мальчика в данном случае было затрачено 14 баллонов краски, пара респираторов, 3 пакета молока, и 4 часа времени (включая обеденный перерыв). Причем, в половине баллонов к концу работы осталась краска, что приятно :).

СДЕЛАЛ ДЕЛО - ПОМОЙ ТЕЛО

Надо убрать за собой рабочее место. Оставлять после себя груду пустых баллонов и прочий хлам не стоит по многим причинам. Первая - это уже банально нефига мусорить в своем городе. Не надо срать там, где живешь. Так что собери пустышки (закончившиеся баллоны) в приготовленный пластиковый пакет и кинь в ближайшую мусорку.

ЖИВОПИСЦЫ, ОКУНИТЕ ВАШИ КИСТИ

Многим нравится бомбить. Это действительно очень сильная штука. Здесь ты получаешь возможность выразить себя, как художника, и как личность. Да вообще, ты можешь даже в управу округа прийти и попросить их отвести тебе с crew "легальные" стены: они хоть и жлобы, но поскольку денег это им не стоит, могут согласиться. А там - чем черт не шутит? Международные соревнования по граффити с немалыми призами уже проходят. Хорошие райтеры уже зарабатывают себе на хлеб своим искусством, не говоря уже о немелком респекте со стороны всей уличной тусовки. И все еще впереди!

Просто надо развивать эту действительно красивую мазу, и легализовать ее! Тогда ты лично сможешь сыграть в этой движухе не последнюю роль...

0

16

25.4.06: WUFC story (глава 13)

ВРЕМЯ НАБИРАТЬ ОБОРОТЫ

Прошло более 10 лет с того момента как Que первый раз рисовал на вагоне в метро. С тех пор он сделал сотни вагонов.

Que живет в непосредственной близости от одной из линий стокгольмской подземки. Его квартира завалена баллонами, маркерами и одеждой - все это перемешано в беспорядке.
В углу сумка с балонами Multona . Он объясняет, что это его любимая краска для бомбинга.
В прошлом году он сделал огромное количество тэгов по окраинам Стокгольма.
Other стал первым с кем скооперировался Que, рисуя граффити. В середине 90х они обычно вместе разрисовывали вагоны. Спустя некоторое произошла их встреча с Leroy и Uzi, которые взяли их к себе в команду, и теперь WUFC известна как объединение граффити энтузиастов, при этом не в последней степени благодаря Que.
В сравнении с крайне позитивным Uzi, Que производит впечатление пессимиста. Он часто задумчив или находится в плохом настроении, это случается даже когда он ни на кого не злится. При этом он может внезапно заявить, что ему кто-то или что-то не нравится.
Uzi тепло отзывается о Que и его негативном мировоззрении. Он говорит, что для того чтобы понять Que, надо знать его получше.
С момента присоединения к WUFC он делает по несколько кусков в неделю. Если не считать 6-месячного перерыва, когда Que учился за границей, то он рисует постоянно. Более того, за последний год он повысил свою продуктичность. Que примерно делает по куску раз в три дня – и так на протяжении всего года.

Тебя до сих пор тянет рисовать на вагонах метро?
"Да, но последние 2 месяца были самыми неактивными за последние годы. До этого я делал где-то по панели в неделю. Но теперь вместо этого я сконцентрировался на бомбинге. Это весело ездить по округе и делать throw-апы. Мне реально нравится.
Я думаю, что райтер должен проявлять активность сразу в нескольких направлениях. Скучно постоянно рисовать только на поездах и совсем не бомбить. В этом отношении мне нравится Phily. Он типичный райтер из подземки, но также очень много тэжит и делает throw-апы. Это делает его настоящим райтером. Я хочу быть таким же: не гнаться за всем сразу, но тэжить понемногу и делать throw - апы".
Que говорит что всегда очень интересовался и тэгами, и throw-апами, но только недавно начал вкладывать в них немного энергии.
"У меня обычно всегда с собой маркер, но я как-то не использовал его. Когда я напивался, то постоянно попадал в неприятности, и наконец прекратил таскать его с собой".
Que сделал себе имя на тэгах, throw-апах и конечно же на многочисленных кусках в подземке. Но он редко делает что-то большое на стенах, что нетипично для райтера.
"Нет, я лучше поделаю throw -апов. Каждое лето я выхожу с намерением сделать большую стенку, но когда стою оказываюсь напротив неё, то довольно быстро устаю. Вообще-то, как раз завтра я буду делать большой кусок, но тут совсем другое дело - Uzi, Other и я хотим написать большое WUFC хромом. Мы нашли отличное место, куда название команды вписывается идеально."
"Я также не особо рисую на электричках. Всегда жил около метро, и поэтому знаю его лучше всего. Я также думаю, что подземка более привлекательна, и вылазки туда намного более веселые. С другой стороны на пассажирских поездах у тебя больше времени. Иногда очень обламываешься из-за постоянного отсутствия времени в метро. Из-за этого куски очень простые и понятные".
Это в общем-то и характеризует работы Uzi и Que: четкий и простой стиль.

Ты думаешь что рисование в метро приводит к повторению кусков?
"У нас был период в прошлом году, когда мы делали серию похожих кусков. У нас была определенная цветовая гамма. Если заливка была зеленой, мы абсолютно точно знали какие цвета подойдут лучше всего. Одно время нам это нарвилось, а потом как-то устали от этого. Если ты много рисуешь, то обычно остается очень мало времени для рисования скетчей. Я стараюсь избежать зациклевания на одном и том же, периодически изменяя свой тэг. А потом, когда вдохновение вновь возвращается ко мне, я возвращаюсь к старому".
"Когда я выхожу и делаю кусок со скетча, нарисованного 18 месяцев назад, я чувствую как будто рисую только чтоб уж нарисовать это. Сейчас у меня хороший период. Сегодня с утра я собираюсь делать рисунок с абсолютно нового скетча. Это также мотивирует меня рисовать побольше".
Que и Uzi и рисуют, и разрабатывают куски вместе. помимо того, что придерживаются определенной цветовой гаммы, в их кусках в отдельных случаях можно узнать линии и точки, которые повторяются из одного рисунка в другой.
"Какое-то время, мы рисовали как будто по трафарету. Все началось с обводки фона. Это стало действительно важным. Если мы не делали этих линий на панели, то это была никчемная панель."
"Потом Uzi начал делать белые точки на фоне. То есть у нас уже был сам фон, его обводка и ещё эти точки. И при этом стиль должен постоянно меняться и заливку надо делать разноцветной. Это, конечно, все осложняло. И я дико бесился на Uzi из-за этого. Я отказался делать эти точки, но они смотрелись плохо, когда он делал их сам. Поэтому пришлось мне опять ими заняться. Это была очередная заморочка, которую мы сами себе и придумали".
За короткое время они должны разрисовать вагон, совместная работа это единственный вариант, сделать что-то стилистически сложное. Таким образом появляется возможность использовать побольше цветов или увеличить размер куска. Их способность работать в команде впечатляет.

Как вы приступаете к совместному куску?
"Ну Uzi делает набросок....если это серебряный кусок, он может начать с контуров, потому что потом я сделаю двойную обводку хромом. Если это цветной кусок, Uzi заливает последнюю букву и начинает делать контуры. Я делаю фон, когда полностью разбираюсь с заливкой. Обычно обводка закончена тогда же, когда и фон. Потом Uzi расставляет акценты, пока я занят деталями, а потом мы повторно обводим буквы. Uzi обводит фон. И наконец тот, у кого остается время делает белые точки и подписывает работу."

Что наименее важно?
"Белые точки отпадают первыми, если у нас нет времени. После них, я полагаю, линии на фоне, или повторная обводка."

Вы по очереди делаете скетчи для своих кусков?
"Обычно мы делаем рисунки по очереди, но иногда кто-то из нас может выдать три скетча подряд. Все зависит от того, хорошая ли у тебя идея для куска или вдохновения нет."
Вне зависимоcти от того, кто делал скетч, ему предшествует тщательная подготовка.
"Прежде всего мы садимся и проходимся по рисунку. Цвета, как делать набросок и все остальное. Легко может возникнуть непонимание, если ты делаешь кусок с кем-то, с кем обычно не работаешь. Uzi знает как и где я добавляю тени или 3D. Это даже обсуждать не нужно. Часто я рисую с кем-то ещё, мы делаем раздельные рисунки. Отдельно от Uzi, я люблю рисовать с Other, Leroy и Tier. C ними тоже легко работать".
Que говорит, что то, что они с Uzi так непохожи как личности только помогает им в работе - они дополняют друг друга. Никто не стремится быть лидером и каждый раз тоодин,то другой выступают с инициативой.
"Uzi обычно весь такой позитивный. Он позитивный, а я негативный. Мы встречаемся где-то посередине. Я немного угрюм просто по своей натуре. Когда мы что-то рисуем, Uzi видит, что выглядит хорошо, а я - что плохо. И это работает. Мы много делаем вместе".
Стилистика - всегда очень важный момент в граффити среде. Взгляд на то, что хорошо, а что нет очень субъективен, отсюда возникает много споров. Que считает, райтеру должен контролировать и стилистику, в которой он работает и само качество работы.
"Есть райтеры, которые хорошо рисуют, но которых я все равно не уважаю. Как будто кто-то пришел к ХОФу и вывел их к путям, типа вот вам поезд, ребята. Как будто они группа придуркоы, выехавших на прогулку. Это полная фигня."
"Хуже всего, если ты уже профи, но так и не выработал своего стиля, просто основываешь свои куски на чужих работах. Тогда человек вообще не понимает, что он делает. Я думаю, что понимать смысл нарисованного и сам процесс рисования хороших кусков взаимосвязаны. Не уважаю людей, которые много рисуют, но совершенно не заботятся о том, как их рисунок выглядит. И совсем неважно, как много ты нарисовал, если у тебя так и нет своего стиля."

Так весь вопрос в самоконтроле и стиле?
"Ты должен знать, что ты делаешь и правильно воспринимать это. Рисунок должен хорошо выглядеть. Но я уверен, что байт все портит".

Много людей занимается байтом?
"Да, прилично. Хотя есть разница, когда ты берешь что-то, перерабатываешь и выдаёшь нечто новое. А вот взять целый кусок и переписать его своим шрифтом, чтоб он выглядел очень похожу - это байтинг, и это реально убого".

Но твои куски и куски Uzi очень похожи.
"Да, мы заимствуем друг у друга, но нельзя точно сказать, кто что у кого берет. Нам нравится одно и то же. Мы делаем это несознательно. Куски похожи, но это не байтинг. К тому же мы все-таки в одной команде, а байтинг в рамках одной группы как-то более приемлем".
Que говорит, что на его творчество ничто не влияет, он буквально берет идеи "из головы", рисует то, что приходит ему в голову.
"Я могу заимствовать что-то у других райтеров, но редко заглядываю в специализированные журналы. К тому же обычно я рисую не так уж много скетчей. Наверное я панелей больше сделал, чем скетчей. Мне тут пришла идея сделать throw-ап , пока я зубы чистил. Идеи могут приходить в любое время. И я не люблю скетчи; как-то это не очень занимательно. В тоже время, меня заботит, как выглядят мои куски. Я не могу тут найти какой-то баланс".
Несмотря на повторы, которые встречаются в работах Que, он считает что меняться очень важно. Важно разрабатывать свой стиль. Он объясняет как иногда меняет свои куски, просто отказываясь от тех или иных привычек.
"Я перестал делать вторую обводку фона, чтобы рисунки выглядели иначе. Просто застрял в цветовой схеме, и для того чтобы уйти от этого, я делал куски хромом, когда чувствовал, что слишком много работаю в цвете. Я должен был продвигаться дальше".

Для чего ты рисуешь?
"В принципе, я мог бы покончить с рисованием и ощущать, что сделал больше многих других. Вообще, у меня нет каких-то определенных целей. Может метро в Нью-Йорке. Но это необязательно. Одна вещь, которая меня толкает рисовать все эти куски, которые мне нравятся - я очень самокритичен и редко доволен своими работами".
Que говорит, что уйдет из граффити, когда устанет от этого.
"Это может случится через год или через десять лет. Я буду продолжать, пока мне это приносит радость. Я, наверное, буду меньше рисовать, так как прежде всего делаю это для себя, а не для кого-то".

Разве граффити не зависит от взаимодействия между райтерами?
"Да, зависит, но я по-прежнему в основном рисую для себя. Для того чтобы просто себя хорошо чувствовать. Это делает меня счастливым."

У вас есть какое-то внутреннее соревнование с Uzi?
"Нет, в любом случае мы делаем большинcтво кусков вместе, поэтому какие уж тут соревнования. Конечно, я буду раздражен, если узнаю, что он сделал шесть панелей без меня. Но это также будет и мотивировать меня. Значит мой друг усиленно работал, и пришло время набирать обороты".

А если остальные много рисут?
"Да, я думаю что хочу побыть немного среди "сливок". Если кто-то делает холкар на электричке, тогда я понимаю,что пришло время пойти и в одиночку сделать холтрейн в метро, тогда я почувствую удовлетворение. В то же время сейчас, когда оперативники уже более не работают на путях, стало очень просто по четыре раза в неделю делать бэкджампы. Я не хочу добиваться чего-то там такого особенного. Мне все равно."
Как и большинство активных райтеров Стокгольма, Que арестовывали. Анти граффити настроения привели к ужесточению наказания для райтеров. После приговора некоторые райтеры ведут себя так, как будто ничего не случилось, а другие, боясь более серьзных последствий при повторном аресте, решают покончить с рисованием.
Que решил избегать подобных проблем. В самом начале своей карьеры, его уже арестовывали однажды, пьяным и с маркером на руках, но с тех пор все было относительно спокойно. Когда случались какие-то инциденты это никак не влияло на его активность.
"Меня не ловили уже несколько лет. Это приятно. Некоторые райтеры останавливаются, когда их ловят, просто сами так решают или их пугает предстоящее слушанье. Я так никогда не делал. Пока дело дойдет до суда может пройти до 18 месяцев, поэтому это явно не тот вариант."
"Но это жестко, когда ты знаешь, что слушанье приближается, и в то же время подписываешь кусок тэгом, под которым ты уже засветился. Это где-то у тебя в подсознании. Теперь, когда они увеличили наказание за граффити, возможность попасть в реально серьезные неприятности уже не кажется настолько отдаленной. Насколько я знаю, несколько стокгольмских райтеров закончили в тюрьме".

Тебя это волнует?
"Когда я делаю панель, то не думаю о том, что меня поймают и посадят. Как-то не верится, что они напрямую отправят тебя за решетку, даже не присудив тебе сначала условный срок. Я думаю что холкар могут квалифицировать, как серьезную порчу имущества. Все может быть и хуже, если попадаешься вторично, это уже совсем тупо. Моей матери это бы не понравилось, она бы очень расстроилась и решила бы, что это её вина."
Que говорит, что его мама всегда знала о его творческой активности. Раньше, когда он был помладше, Que мог вернуться домой в сопровождении полиции, арестованный за порчу имущества.
"Она знает, что происходит, но не особо напрягается из-за самого райтинга. Она больше волнуется о том, что я попаду в неприятности, о том, что я пострадаю или меня оштрафуют. Мои родители в разводе, поэтому я привык общаться с отцом по выходынм или на каникулах. Он не особо лоялен к граффити, поэтому я особо ему ничего не рассказываю. А моя мама просто пожимает плечами, когда я показываю ей фотографию того, что я нарисовал".
Que посвещает большую часть времени рисованию - либо он рисует на вагонах с Uzi , либо на станции с Dne и Tier, либо бомбит с Xeno. Его блокнот наполнен тэгами, throw-апами и простыми скетчами, и он старательно там черкает пока говорит. Que легко выражает свое мнение и мысли, и кажется у него есть четкое представление о том, что он делает и что такое граффити.
"Для меня граффити это нечто крутое. Это весело. И оно подходит для одних мест лучше, чем для других. Лучше всего куски смотрятся на электропередатчиках на окраинах. Изначально эти просто уродливые ящики, но гарффити преображает их. Все крутится вокруг того, чтобы делать вещи красивее. А вот водопад нельзя сделать более красивым, поставив на нем тэг. Он наоборот станет уродливым".
"К сожалению, сегодня много страшных рисунков, поэтому особо ничего не исправляется. Я не думаю, что люди стараются делать нечто привлектельное. Многие рисуют только ради самого рисования. Граффити это что-то, что ты должен делать, когда тебе 15 - ты должен тэжить. Сам процесс рисования и оставления тэгов стал более важным, чем результат. Тэги особенно ужасны сегодня. У шведов, наверное, самые уродские тэги в Европе. Это прямо унижение."
"Жаль, что люди, делающие тэги, не особо активны. Есть субкатегории тэгов: Other оставляет тэги в диком вайлдстайле, а тэги Coke не особо замороченные, но четкие: можно увидеть как он делает их всего за 3 секунды. Он может сделать тридцать тэгов в вагоне и все они будут одинаковыми.
Я также люблю тэги бомберов. Можно найти свой стиль и в точности повторять их. Вот этого я делать не умею. Я вообще особо никогда не занимался тэгами до последнего времени. Теперь вот кинул все усилия на то, чтобы освоить это направление. Наверное, я вкладываю в них больше энергии и времени, чем когда-либо".

0

17

16.11.06: WUFC story (глава 17)

НЕ ПРОБЛЕМА

Холодный зимний день за месяц до Рождества. Три часа дня, и Que только что покончил с работой. Он готовится к бэкджампу на станции стокгольмского метро Хасселби (Hasselby).

Que звонит Uzi, который этой осенью решил сделать перерыв в учебе. Раньше он ходил на вечерние курсы вместе с Que, но теперь уже месяц как лентяйничает.

"Я хочу его вытащить. Он настолько обленился, что вообще ничего не делает. Я работаю, занимаюсь боксом и у меня ещё остается время на граффити", - жалуется Que.

В любом случае Uzi сегодня хочется порисовать. Наконец решают, что он сядет на 3-х часовой поезд, идущий в Хасселби. Но Que опаздывает и пропускает поезд. Uzi уезжает в Хасселби и ждет его там. Que садится на следующий поезд, направляющийся в Альвик (Alvik). Он выходит на станции Хоторгет (Hotorget) в центе Стокгольма: кусок, который они вместе с Uzi сделали несколькими ночами ранее по-прежнему на месте. Обычно, граффити в метро стирают за 24 часа, но в последнее время, куски могут оставаться нетронутыми месяцами.

"Мы теперь собираемся рисовать на всех станциях метро. Жаль, что мы так долго раскачивались для этого", - говорит Que.

Он садится на следующий поезд, идущий в Хасселби. Но на полпути машинист сообщает по громкой связи, что с впереди идущим поездом какая-то проблема. Остаток пути поезд движется очень медленно. Когда Que прибывает на место, остается совсем мало времени. Uzi раздражен и думает о том, не отправится ли домой.

"Не моя вина, что поезд задержали. Мы сейчас уже начнем действовать" - говорит Que.
"Я знаю. Я не злюсь на тебя, просто ситуация напрягает" - отвечает Uzi.

Поезд,на котором приехал Que уезжает, в то же самое время на соседний путь прибывает старый зеленый поезд - это их любимая модель.

"Новые поезда такие уродливые,"- говорит Uzi. - "На них вообще едва ли стоит рисовать, тем не менее я это делаю. Я просто не вижу, как они от этого поменяются. Станции были построены в шестидесятых, и все выдержано в стиле этих годов. И как минимум странно видеть, как из тоннеля выезжает тот ужасный поезд модели Y2K".

Это именно тот поезд, на котором они изначально планировали рисовать, но из-за сбоев расписание изменилось. Que и Uzi наконец решают. Они подождут пока этот поезд уйдет, а потом пролезут между вагонами и спустятся на пути за поездом. Они уже потеряли немало времени, поэтому очень торопятся.

За несколько минут они делают наброски букв и заливают их серебром. Хотя райтеры на улице, за их спинами дорога и дом, они стараются полностью сконцентрироваться на своей работе. Молодой человек в синем рабочем пиджаке и кепке входит в вагон. Он садится перед окном прямо над Que. Скоро он чувствует запах краски через приоткрытое окно. Затем вяглядывает наружу, замечает Uzi и Que, и немедленно вытаскивает свой мобильник. Через открытое окно слышно как он говорит: "Тут какие-то ребята рисуют на вагоне".
Uzi и Que удва смотрят на человека. Теперь у них осталось совсем мало времени.

"Да пошел он. Это не проблема" - кричит Que.

Они решили закончить свой кусок перед тем, как поезд двинется. Затем быстро вскакивают на межвагонное сцепное устроуство. И еду таким образом до следующей станции.

"У нас был хром, и я хотел порисовать на старой модели поезда", - сообщает Uzi позже. - "Цветная краска подходит для новых поездов, так же как и хромна, потому что ты как будто разрисовывешь белый лист бумаги. Старые поезда темно синие у основания, а сверху голубые и ещё у них есть белая полоса. Вот она и просвечивается, если её покрыть тонким слоем краски. А хром её закрывает лучше".

Как вы узнали, что в этот момент на станции будет именно старая модель поезда?
"В вечерние часы пик, три поезда идут из Валлингби (Vallingby) в Хогдален (Hogdalen), где они стоят до следующего утра. Потом они возвращаются из Хогдалена в Хасселби, и их ставят в депо Валлингби до вечера. Обычно некоторые из них старой модели".

Опоздание поезда вас смутило, но вы продолжали рисовать...
"У нас было всего три попытки, и мы не хотели ждать следующей. Мы все-таки решили рисовать на том поезде, так как он был старой модели. Чаще всего мешают рисовать именно не охранники, а такие вот сбои в расписании. Если поезд задерживается на 5 минут, ничего может не получится".

Ты последнее время спокойно относишься к этому.
"Я решил, что сейчас могу спокойно к этому относится. Мы так много рисовали прошлым летом, что я немного устал от этого формата. Я сделал несколько кусков на стенах и ещё throw - апы, я сконцентрировался на несколько другом. Que работает в совершенно другом ключе. Он хочет делать куски каждый день".

Граффити уже менее важно для тебя?
"Нет. Оно стало значить как раз больше, потому что я хочу, чтобы оно больше меня представляло. Раньше это было отличным развлечением, нарисовать огромный кусок на поезде хромом. Может это выглядит не так круто, но по крайней мере он куда-то движется. Я немного устал от этого. Сейчас стараюсь рисовать больше скетчей и выходить с лучшими идеями. Конечно, это тоже требует времени. Прямо сейчас я чувствую, как будто все мои буквы смешались, и я зашел в тупик. Моё стилистическое развитие идет очень медленно, но если я выхожу с чем-то новым, то действительно настроен рисовать очень много. сейчас я как раз жду этого толчка".

Как ты думаешь, в каком ключе будет развиваться твой стиль дальше?
"Люди устают посточнно что-то делать, а потом ещё и усложнять уже достигнутые вещи. Я прошел полный круг в граффити и вернулся к тому, с чего начинал. И сейчас я очень увлечен этим. Не то чтобы, я сделал что-то аюсолютно новое, просто сейчас больше людей рисуют в этом ключе, как Apollo и бельгийские райтеры. Они довели свое развитие до кульминации, и рисуют граффити, по стилистике напоминающее о 1972-м".

Ты не думаешь, что это скучно, копировать старые стили?
"Это своеобразный внутренний конфликт. Конечно, в каком-то смысле, это останавливает моё развитие, для того чтобы вернутся к тому граффити, которое я культивировал будучи ещё ребенком".

Для тебя важно развиваться?
"Вообще-то да. Я хочу себя подталкивать в этом направлении, постоянно как-то продвигаться. Cейчас я думаю, что мои стены должны выглядеть серьезно, передавать атмосферу Стокгольма в 2004-м, и все это несмотря на то, что в свои кусках на поездах я заигрываю со стилем 1972-го".

0

18

Я прочитал все 20 глав где то неделю назад...потрясно...реально - если бы не конец, то так  бы читал и читал

0

19

Я сам до сих пор балдею...

0

20

Я нашел WUFC кусочки! Они в Dirty handz2 проезжали!

0

21

ну то что в видосах есть вуфки это логично...в граффити стокгольм сабвэй там ваще полвидоса тока вуфки и еба?аТ!

0

22

прикольно.спасиб за интересную темку...есть что почитать..первый раз читал.мне понравилось.

0

23

Ваще крутая тема ... когда читаешь так всё представляешь и наченаешь офигевать просто можна сказать что WUFC SUPER RAITERS!!!!  :D  :D  :D

0

24

Вобщем..сейчас я выложу всю книгу по порядку.

0

25

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда я впервые приехала в Нью-Йорк в 1975, я почти не замечала граффити, и пару раз, когда они все-таки, попадались мне на глаза, я пропускала их мимо, так как просто не могла понять, что же значат эти нарисованные буквы. Теперь так грустно думать о том, что я могла бы тогда заснять их, но так и не сделала этого.
Случайно я узнала, что буквы, которыми пестрят тэги и куски на стенах и на поездах это не просто слова, а обозначения ников райтеров и названий их команд. Это меня заинтриговало, но тем не менее только спустя несколько лет я могла с полной уверенностью сказать, что граффити мне нравится. Я думаю, что ценила саму культуру граффити более чем реальные работы, и в каком-то смысле это до сих пор. Что касается стилей и тематики, каждый райтер рисует, исходя из своего собственного восприятия мира, а я всегда была аутсайдером в этом плане.

Возможно ли это оценить предмет искусства, находясь за пределами культурного мира автора, не изучая его особенностей или тут просто несколько разных уровней и типов восприятия? Мы можем тяготеть к искусству по самым разным причинам, но ни одна из них не будет связана с первоначальным замыслом автора, но может быть мы не сможем полностью понять суть работы без предварительных экскурса. Воспринимаем ли мы работы Пикассо чисто интуитивно или предварительно должны учиться правильно их понимать? В отношении граффити, я по-прежнему учусь это делать. Я верю, что имеено именование художника "вандалом" мешает обществу объективно смотреть, отвечать и делать непредвзятую оценку рисунков. Очевидно мысль о присвоении общественного пространтво без платы за него мешает людям взвешенно оценить, что же на этом участке происходит. Лично меня намного сильнее раздражают рекламные щиты, которыми обвешаны фасады зданий, чем несколько тэгов или throw-апов. Но в ближайшем будущем мэр Блумберг (Bloomberg) скорее всего не подпишет никаких постановлений о запрете таких вывесок.

Когда я впервые стала документировать граффити в 1979, я поняла, что это краткосрочный вид искусства, особенно в Нью-Йорке. Я думала, что он напрямую связан с хаосом, преступностью и банкротствами, царящими в городе, такие условия невозможно воссоздать ни в каком другом месте. Когда мне приходила в голову мысль о развитии граффити в такой чистенькой благополучной стране как Швеция, это вызывало откровенный смех. На протяжении двадцати-пяти лет и на примере ещё нескольких более ранних художественных поколений, я вижу, что есть нечто универсальное в нарисованных граффити. Это очень субъективная форма самовыражения, до сих пор используемая только узким кругом энтузиастов - уникальное сочетание приключения, искусства, практических умений и игры.

Граффити очень сильно повлияло на современный графический дизайн, это породило процесс развития стрит арта по всему миру. Во многих случаях, художники пытаются управлять своим искусством, организуя свои собственные галлереи, выпуская журналы и тиражируя свои куски на тысячах веб-сайтах. Но так подавляющее большинство граффити нарисовано незаконно, все это крайне эфемерно. Фотографии более долговечны чем само искусство, а книги более надежны чем вебсайты, поэтому история обычно сохраняется в книгах.

Большая часть книжных историй была записана исключительно из-за того, что люди посчитали тот или иной факт существенным или достаточно важным для фиксирования, таким образом большинство материала было утеряно, из-за того, что кто-то поленился написать про это. Writers United это увлекательная история с фотографиями обыденных и самых необычных деталей жизни нескольких шведских райтеров. Мы исследуем их миссию, узнаем больше об особенностях их техники, стилистическом развитии, мотивации, отношении к другим командам и райтерам, и их чувствах по поводу осуществленных работы. Спасибо за усилия Бьорну Алмквисту (Bjorn Almqvist) и Эмилю Хагелину (Emil Hagelin), вся информация будет сохранена.

Невозможно предугадать, каким будет будущее граффити. Новые стили искусства и самые невозможные технологии могут сделать аэрозоль анахронизмом. Легализация граффити стала бы скорее ошибкой, так как искусство развивается в основном за счет адреналина и скорости, которые появляются под угрозой ареста. Тем же, кто настаивает на Жесткой политике в отношении граффити, я все-таки рекомендую быть более гибкими. Поверьте, есть намного более худшие вещи, чем баллоны с краской и маркеры.

0

26

ВЫГЛЯДИТ ПРЯМ КАК В НЬЮ-ЙОРКЕ

Que стоит в желтых резиновых перчатках у себя в квартире на кухне около раковины, он переливает краску для новых маркеров. В это время Uzi стучится в дверь на террасе. Que впускает его, Uzi садится за стол на кухне, кторый весь забит скетчами, ручками, стенсилами и журналами. Uzi освобождает для себя немного места и начинает делать зарисовки на сегодняшней газете.

Que отворачивается к раковине и продолжает свое дело. Он моет маркеры и заполняет их новой краской, которую тяжелее смыть. Помимо этого Que наполняет ею флакон из-под средства для уходу за обувью. Конечно, он не собирается чистить свои ботинки: сейчас обувной полироль превратился в здоровый маркер для тэггинга. Он получил его от райтера под именем Ioh, который купил его в Штатах. Que с воодушевлением показывает его Uzi.
"Вот у них там реальные штуки. Не этот порожняк, что у нас тут в Швеции", - говорит Uzi.

Летом, Que разрисовал 50 вагонов метро. Он и Uzi в основном рисуют на поездах и обычно делают это вместе. Но этим летом, Uzi работал каждую вторую неделю, поэтому у него было время только на 30 вагонов. Последнее время, Que и Uzi - самые активные райтеры в метро Стокгольма. Этим утром они собираются разрисовать ещё один вагон на станции Скарпнак (Skarpnack).

Que отворачивается от раковины и смотрит на скетчи, которые нарисовал Uzi. "Почему ты только флопы рисуешь?", - скептически спрашивает он, потом правда передумывает и предлагает: "Да, почему бы нам на просто не сделать кучу троу-апов?"

"Нет, давай сделаем их однотонными. Предлагаю такие красные контура с желтой заливкой" - говорит Uzi
"Ок"
" А какой фон будет? Однотонный или с деталями?"
"Лучше однотонный. Задолбали уже эти сложные фоны", - говорит Que и продолжает наполнять маркеры. Uzi встряхивает шесть баллонов, обтирает их, чтобы не осталось никаких отпечатков, потом кладет их в сумку рядом с маленьким фонариком". После чего он забирается в спальный мешок на диване в спальне Que.

Будильник звонит буквально пару часов спустя. Хотя ребята толком не выспались, они быстро встают. Они должны спешить, чтобы успеть до приходя первого поезда.
Быстро одеваются, проверяют весь свой стаф в сумках и уходят. У Que остаётся время на звонок парню, который ему задолжал денег, и говорит, что пора бы и заплатить. Такой звонок он делает каждое утро.

Они добираются до станции почти за полчаса до отхода первого поезда. Несмотря на то что, что ещё очень равно, мужчина средних лет в форме водителя автобуса сидит и ждет прихода поезда. Так тихо, насколько это только возможно, Que и Uzi проходят в конец платформы и проскальзывают через запасной выход прямо в тоннель, тянущийся от станции. Водитель настолько устал, что просто не замечает, что он не один на станции.

В тоннеле довольно затхло и сыро. Слизняйки на каменных стенах. Que проходит вперед и проверяет, открыт ли следующий запасной выход, на случай, если придется убегать. После чего они просто ждут пока наступит утро, пассажиры собираются на платформе.

В семь минут пятого слышится визг рельсов, и на станцию выезжает поезд. Que и Uzi быстро бегут к нему по путям. В то время пока пассажиры заходят и рассаживаются, Que и Uzi встают между каменной стеной и вагоном. Электрический рельс под напряжением находится с той же стороны.
"Я не знаю, что случится, если коснуться ногой этого рельса. Но я очень осторожно отношусь к нему и постоянно стараюсь сделать большой шаг через него, нежели зацепить доску, которая его покрывает." - говорит Uzi.
"Постоянно слышишь о райтерах, которые погибают от удара током. Но я точно знаю только об одном случае в Стокгольме. За одним райтером гналась охрана и он упал, притом одной рукой коснулся рельса, находящегося под напряжением, а второй - другого рельса. Ток прошел прямо через его голову, но он остался жив."

Оба делают наброски почти идентичных кусков WUFC желтой краской. Тут же быстро закрашивают надпись, держа по банке в каждой руке, в то же время они постоянно оглядываюсь, посматривая в конец состава. Они всегда готовы к тому, что их обнаружат. Нет ничего необычного в том, если машинист или кто-то из пассажиров закричит, чтоб они прекратили. Когда такое случается, Que и Uzi обычно орут в ответ: "Заткнись!"
Que говорит,что не боится того, что его обнаружат.
"Это просто машинист, обычный человек. Он в менее выигрышном положении, так как нас тут двое, так что вряд ли он станет строить из себя героя."

А что вы будете делать, если он все таки вмешается?

"Защищаться, наверное. Если он решит атаковать, это его выбор. По сути у него нет никакого права нападать на меня только из-за того,что я рисую на его поезде."

Ну и как далеко может зайти драка, если подобное случится?

"Я не знаю, я никогда не применял насилие, только угрожал, и это заставляло машиниста успокоится. Но если он решил быть жестким по отношению ко мне, я буду жесток по отношению к нему, так как я не думаю,что он в праве делать нечто подобное. Он мог бы в конце концов пойти и вызвать копов, как и делают все нормальные люди."

Que однажды уже встречался с машинистом, ранее летом, когда он выходил рисовать с двумя райтерами из Германии. Случайно, машинист заметил, что поезд разрисовывают, и открыл дверь где-то посредине первой буквы Que.
"Я должен был закрыть двери, чтобы закончить. Он уже направлялся к нам, но я наорал на него и он сбавил обороты. Потом мы просто стояли, пока я не закончил рисунок. Там была ещё девушка, которая сказала: "Если бы мой парень был тут, он бы тебя так отметелил". Она была примерно моего возраста, может помладше. Ненормальная - типичная провинциалка с претензией на что-то. Конечно, она была просто "неотразима".

Пассажиры рассаживаются в то время, как Que быстро рисует светло голубой краской однотонный фон перед тем, как он и Uzi переходят к красной краске и приступают к обводке букв. У них как раз хватает времени,чтобы закончить рисунок и оставить свои тэги прежде чем поезд отправляет в сторону Оделплана (Odelplan) ровно в пять. Как только поезд ушел, станция снова пуста. Que и Uzi забираются на платформу и спешат уйти со станции. Они прячут баллоны перед тем как вернутся и сесть на следующий поезд до Гуллмарсплана (Gullmarsplan), для того чтобы сфотографировать свои куски. По пути они проезжают депо Скармарбринк (Skarmarbrink).

"Черт, этот поезд стоял снаружи всю ночь" - с говорит Uzi, смотря на поезд стоящий прямо около депо.

"Мы пойдем туда и порисуем на нем сразу после того, как сфоткаем наши куски" - отвечает Que, который пока не удовлетворен утренним рисованием.
В пять-тридцать, они выходят на Гулмарсплане и напряженно ожидают разрисованный поезд, он должен быть в течение 10 минут, если только его не сняли с трафика. Поезд приезжает вовремя, и сразу же отправляется обратно в Скарпнак - вместе с рисунками.

"Прям как в Нью-Йорке, желтый и красный", - говорит Uzi, когда поезд подъезжает на станцию. Que и Uzi стараются сделать так много фоток, как только это возможно, прежде чем поезд уходит. Они ждут его возвращения, завтракая в забегаловке Seven-eleven. Uzi покупает горячий шоколад и выпечку с корицей, в то время как Que поглощает пиццу, горячий шоколад и мороженое. Пока они едят, Uzi говорит,что он собирается за город к родственникам, что там он надеется увидеть Марс, который особенно близок сейчас к Земле.
"Если ты посмотришь на юг, ты должен будешь увидеть Марс под наклоном 15 градусов над горизонтом в час ночи. Он выглядит как красная звезда."
Que активно изучает раздел "спорт" на страницах издания "Metro". Он узнает, что его любимая команда, Хаммарби (Hammarby), играет не так хорошо, как ожидалось. Он вырывает объявление Connex о сезонных проездных билетах на метро. Que думает,что сможет использовать картинку проездного для того,чтоб ездить бесплатно, даже несмотря на то, что она больше оригинала.
С едой покончено, и пора делать ещё фотографии. Поезд проезжает вторично через Гуллмарсплан в 6.10. Que и Uzi решают поехать в Скармарбринк, для того чтобы сделать фотографии получше. Они оба пребывают в хорошем настроении, увидев свои куски на транспорте.

"Хаммарби, Хаммарби, Хаммарби!" - кричит Que, так чтобы эхо разливалось по всему пешеходному переходу, когда они покидают станцию.
На пути в Скармарбринк они останавливаются, делают пару throw-апов у велосипедной дорожки. Uzi и Que решили сделать за лето сотню throw-апов.
"В основном все это из-за того, что это здорово сделать маленький фотоальбом наполненный сотней одинаковых throw-апов. Но пока дела продвигаются не очень. Мы не часто их рисуем, в основном потому, что считаем это пустой тратой краски. Вообще сотня это не так уж и много, но учитывая, что в Стокгольме вообще никто не делает throw-апов, то это не так уж и мало"- говорит Uzi.

Que и Uzi едут к Скармарбринк и ждут около депо, поезд пересекает мост над пересекающимися путями. Они забираются на трубу для того, чтобы сделать фото получше, в то время как поезд проезжает мимо.

Когда поезд скрывается, они направляются к станции, откуда и уезжают немного неудовлетворенные своей работой.

"Я не думаю, что она очень крутая. Буква F должна была быть пошире,чтобы получить тот особенный "ужасно-привлекательный" вид. А сейчас она выглядит просто ужасно", -говорит Uzi.
"Желтый кусок не очень. Как-так получилось, что он вышел таким крутым в прошлый раз и таким ужасным в этот?", - жалуется Que.
Но они особо не волнуются из-за кусоков, суть была в том чтобы выйти и нарисовать их.

"Я не очень доволен куском, но меня порадовал сам процесс. Было весело и это довольно круто делать все так расслабленно утром. Это можно тоже зачесть, так что в целом я доволен", - говорит Que.

0

27

WRITERS UNITED FOOTBALL CLUB

Uzi сначала рисовал в одиночестве в районе Нака (Nacka), Cтокгольм. В начале 90-х, произошло его знакомство с Pura, райтером гоняющим в футбол вместе с местной граффити командой The Crunch Squad (TCS).

Pura: Где-то в 1993, я играл в футбол вместе Leroy и другими райтерами. Мы гоняли мяч каждый вечер до поздней ночи, а потом выходили рисовать. А когда этого не делали - выходили на матчи Хаммарби (Hammarby) и крутились в футбольной тусовке.

Вместе с Mania, одним из первых райтеров Стокгольма, мы привозили всю атрибутику : бенгальские огни,флаги, конфетти. Mania был в Италии и насмотрелся на поведение местных футбольных фанатов. Вообще мы пытались организовать команду для граффити, но все это больше походило на команду поддержки. У нас были легальные куски в молодежном центре Нака. Там же я встретил Uzi.

Uzi:
Было время, начал активно общаться с Pura и через него познакомился с Leroy. Сначала Leroy вообще не занимался граффити. А потом начал делать совершенно безумные куски на путях, и я все думал, кто же это такой. Мне очень нравились его работы, они были такими гармоничными и в то же время странными, и всегда большими. Однажды я увидел его кусок, такой длинный, на металлической решетке над стеной. Все думали,что это убогий рисунок, но это было круто и смешно.

Leroy:
Я помню, как впервые услышал об Uzi. Он общался с Pura, с которым я обычно рисовал.
Он передал мне слова Uzi:"Этот Вилсе (Vilse) (это и есть имя Leroy) - он делает чертовски большие куски!"
Это было дерьмо полное! Но он думал, что это прикольно и не похоже на что-либо ранее им виденное. Вот что мне нравится в Uzi, он во всем видит позитивную сторону. Это было причиной, для того чтобы продолжить рисовать. Если хотя бы один человек думал, что я делаю крутые вещи, может быть тогда стоило продолжать их делать.

Uzi:
Pura и я много говорили о том,чтобы вместе организовать свою собственную команду. Я совсем не хотел присоединяться к TCS, потому что думал, что они какие-то придурки. Перед Рождеством 1994, я провел неделю, катаясь на лыжах с моим отцом и братом. На обратном пути, проезжая Наку, я увидел что Pura сделал немеренное количество тэгов WUFC вдоль путей. Я позвонил ему сразу как вернулся.

"А ты видел мои новые тэги за WUFC? Ты знаешь что это?"-спросил он. - "Теперь ты станешь частью команды и мы будем рисовать вместе!". Они выдумали WUFC как раз на той неделе, когда я уехал. Это была отличная идея.

Leroy:
Я знал многих райтеров в своем районе. У них была команда TCS, к которой мне не позволяли присоединиться. Поэтому я основал свою команду. Сначала, вообще-то, мы назвали её просто WU (Writers United). Я сделал несколько тэгов и вдруг неожиданно кто-то начал повторять за мной. Я ж не мог рисовать в команде, большее число членов которой я просто не знал.
Поэтому нужно было новое имя. Мы тогда играли очень много в футбол и песня "Where is my Jumper" в исполнении Sultans of Ping FC была очень популярна. И когда мы образовали WU с Pura , совершенно естественным казалось добавить FC.

Pura:
Копы стали крайне жестко подходить к райтерам в Наке. Там где куски раньше могли висеть по 10 лет, теперь они неожиданно исчезали в течении недели. Поэтому мы хотели набрать так много молодых райтеров, как сможем, чтобы бомбить жедезнодорожные пути. Вот откуда пошло название Writers United (объединенные художники). Leroy и я придумали его, когда сидели и обсуждали то, как разворачивается ситуация в Наке.
Я думаю, что мы называли это Writers United FC с самого начала, так как я помню первый сделанный тэг. Это было сделано красным маркером на станции Нака в 1994 году. У нас была группа перспективных райтеров, которых мы собирались взять в команду как только они чуть-чуть подрастут. Они просто тэжили как WU.

Leroy:
Сначала мы делали пробелы между буквами, то есть это было не WUFC, а W.U.F.С., не просто комбинация букв , а аббревиатура со смыслом. Мы уже стали командой прежде чем начали рисовать граффити. Для меня W.U.F.C. это прежде всего Стокгольм, квартал Сюдер (Suder), друзья, футбол и вся та фигня, которой мы страдали. Кто-то из футбольной команды начал рисовать граффити, кто-то продолжал тусоваться в рамках футбольной субкультуры, а кто-то вообще занялся сторонними делами. А потом Uzi перестал делать эти пробелы между буквами.

Uzi:
Сначала я писал различные названия команд сам по себе. Но, с появлением WUFC мы могли делать что-то вместе. Я думаю, что это одна из причин, почему мы так поднялись. Я хотел, чтобы WUFC котировали намного выше чем просто мой тэг. Я знаю, что Leroy разделяет мое мнение и рад этому. Это скорее командный спорт нежели индивидуальное проявление себя. Сейчас когда ты рисуешь,то можешь получить все отзывы через интернет или прессу. Но в те времена мы делали граффити друг для друга. Я мог поехать бомбить в Наку и не сказать об этом остальным, а на следующий день, когда они видят мой кусок, это толкает их сделать что-то ещё более крутое.

Pura:
Я прям активизировался, когда появились WUFC. Теперь у меня была активная компания, с которой я мог рисовать. Остальные в TCS в это время начали затухать в своей деятельности и в основном делали безопасные стены. Я же хотел рисовать вдоль путей, и Leroy соглашался быть со мной в игре. И мы очень активно рисовали. Оба, и Leroy, и я жили с родителями, и так как оба не работали, то могли гулять ночи напролет. Мы были такими динамичными половинками, которые постояно тусовались вместе. В основном мы рисовали в Наке, думали забить всю округу намертво.

Leroy:
Я несколько лет рисовал вместе с Pura. Потом я хотел продвигаться к центру города, а он хотел оставаться в Наке. Меня это расстраивало. Так я начал рисовать с Uzi. И это было здорово, потому что у нас реально пошло. Uzi и я хорошо сработались, мы стали командой - он и я.

Uzi:
Я много рисовал с Pura и Phede который тоже сначала был в WUFC. И ещё с Aloha которого знаю со школы. А потом появился Leroy. Я уже к тому времени довольно создал много работ на путях и понимал, что ВСЕ!, достаточно, я сделал тут все,что только мог и хотел сделать. Leroy и я говорили о рисовании на поездах, но я никогда не думал, что буду вот так стоять и забивать холкар в метро. Но Leroy просто стал катализатором. Он заставил меня хотеть большего. остальные практически прекратили что-либо делать, когда Leroy и я стали сообщниками. Нам было весело. Родители Leroy уехали на праздники летом 1995, и у него не осталось футболок и белья, потому что он не знал как стирать. И вместо того чтобы научиться, он просто каждый день крал новую одежду. А мои родители только-только развелись тогда, у моего отца была квартирка в городе и я мог оставаться там, когда он и его новая подружка уезжали. Мы провели там большую часть лета, просто рисовали и веселились. Наверное это был один из самых крутых летних сезонов,которые я когда-либо проводил.

Aloha:
Я почти прекратил рисовать, когда образовалась WUFC. Это заставило меня задуматься о графитти ещё раз. Команда стала хорошим дополнением для Наки. Когда я стал выходить с ними, я практически начал заново творить. Однажды, когда мы уже существовали где-то полгода, мы были в Svuvsta Hall of Fame пробуя новые баллоны. Это было осенью 1996. Uzi и Leroy много бомбили в самом городе. Но я редко участвовал в вылазках по опасным районам. У меня уже прошел тот период,когда я хотел прославить свое имя любой ценой.

0

28

Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕ ШЛО ПО УСТАНОВЛЕННЫМ МНОЮ ПРАВИЛАМ

"Поезда всегда приводили меня в восторг. Прежде чем сделать рисунок на своем первом поезде, я просто выходил на улицу и сверял расписание. Я тогда делал все, что обычно связано с рисованием на поездах, кроме самого этого рисования. Ещё я встречался с девушкой, которой совсем не нравилась идея граффити на поездах, и между нами было негласное соглашение - я мог рисовать где угодно, но только не на поездах. А потом я все больше и больше начал нарушать это правило" - говорит Uzi.

Он сделал свой первый рисунок где-то в парке будучи ещё в начальной школе, вдохновленный примером более старшего школьного товарища. Это было где-то в середине 80-х. А теперь, Uzi , ныне самый старший в WUFC, рисует уже большую часть своей жизни.

"Я думаю, что из-за граффити моя жизнь стала более веселой. Я перезнакомился с кучей людей по всему миру. К тому же и путешествовать теперь намного дешевле, так как везде кого-то знаешь. С другой стороны, я бы, наверное, продолжил образовние, если бы не был райтером".

На протяжении нескольких лет Uzi балансировал между случайными прирабоктами и курсами в университете. Его целью было накопить достаточное количество разнообразных знаний, чтобы получить такое универсальное образование. И хотя ему уже за 30, он толком так и не определился, кем же хочет быть.

"Я до сих пор одной ногой стою в мире неопределенности. Моё дальнейшее занятие граффити это всего лишь вопрос времени. После того как у тебя появляется семья и хорошая работа, уже ничего более не успеваешь. Но я считаю, что всегда можно напрячься и урвать небольшой кусок времени на граффити, пока тебе это действительно нравится".

Первое впечатление об Uzi - помимо его безумной активности - он очень открытый человек. Но при более близком знакомстве понимаешь, что все в точности наоборот. Он абсолютно не хочет раскрывать что-либо о том, кто он в реальной жизни.

"Я всегда старался разграничит Uzi -графитчика и свою нормальную жизнь. Считайте как будто есть два меня. Когда я встречаю других райтеров...я Uzi, и тогда я не говорю, откуда я и кто я. И это абсолютно нормально воспринимается, так как они помешаны на граффити также как и я. Но иногда Que жалуется на меня из-за этого. Он ведь знает кто я на самом, мы слишком хорошо знакомы, но я стараюсь про него тоже ничего не говорить. Не знаю даже из-за чего все это. Наверное, просто не люблю подпускать к себе людей слишком близко. Я хочу чтобы все шло по установленным мною правилам. Я точно не хочу, чтобы кто-либо кроме моих близких друзей знал, где я живу и работаю. Я планирую свое время в зависимости от своей художественной активности, поэтому все должно сходится, я все должен успевать. И уж никак не могу себе позводить, чтобы кто-то вдруг неожиданно постучался в мою дверь."

Уже около 20 лет Uzi скрывает о своем увлечении граффити от своих близких. А все началось в 1985 году, когда он впервые украл краску.

"Я тогда играл в хоккей, но тоже особо не говорил об этом родителям. Не думаю, чтобы это им было особо интересно. Почему-то я решил прятать весь свой стаф. Я выдернул гвозди из стенки шкафа, потом вытащил само дно и закрепил его заново, таким образом я мог прятать краску за двойной стенкой. Просто отличное решение! У меня обычно хранилось около 150 баллонов под кроватью. Мне тогда очень нравилось красть краску, и тогда же я решил, что у меня всегда будет резерв в 100 баллонов. Моя комната всегда была очень чистой, поэтому маме не пришло бы в голову отодвигать кровать, чтобы пропылесосить. Ещё у меня не было ключа от моей двери. Поэтому я везде искал такой ключ, который подходил бы к стандартному замку. Наконец нашел его в школе, и после этого начал запирать дверь. Нда...вел себя прямо как психопат."

Почему же все таки граффити а не хоккей?

"Да..играть в хоккей было весело, но до того момента пока это мне подходило. У меня до сих пор проблемы с планированием времени. Целую неделю не находишь себе места. Но вообще-то я просто всегда любил рисовать что-то. Может быть поэтому в дестве я рисовал малленькие хоккейные схемы, а потом прикреплял их на видное место. А ведь это могли бы быть и рисунки".

Твои родители очень сильно огорчились бы,если бы узнали о том,что ты рисуешь граффити?

"Нет, не думаю. Но по большей части я рос послушным ребенком. И совершенно не горю желанием вступать в дискуссию, по итогам которой они скажут мне заканчивать рисовать, потому что тогда скорее всего мне придется это сделать. Моя мать уже настолько стара, что я не могу сказать ей об этом. Она только волнуется, если я отправляюсь в какую-то поездку. Но с другой стороны мне хотелось бы сказать ей, потому что в школе я довольно хорошо учился, а сейчас граффити взяло верх над всем остальным. Это то занятие, которое я выбрал и на которое трачу большую часть времени. Моя мама всегда спрашивает, каковы мои планы на будущее, но по сути планом является работать как можно меньше и при этом иметь деньги. Я люблю отдыхать, но я не хочу закончить свою жизнь нищим. И я не знаю, каков мой план на будущее. В любом случае, я не собираюсь делать карьеру."

Как секретность повлияла на твое рисование?

"Если бы мои родители были заинтересованы искусством, мне бы не приходилось прятать весь свой стаф. Они бы меня поняли. Я бы быстрее развивался, но с другой стороны, я наверное, и закончил бы рисовать раньше. Если бы у меня была возможность все им показывать и они хвалили бы меня, все это считалось бы определенной формой моего образования, и это бы, наверное, меня отвлекало. Но когда ты ещё ребенок и рисуешь просто для себя, ты привязываешься к этому. Ты не понимаешь,что это искусство. Помимо того, что я держу все это в секрете, я крайне привязан к граффити культуре. Все моё вдохновение исходит из граффити и из собственной жизни, так как в меня не впихнули в свое время тонны всякой ненужной информации, наверное это стало позитивным моментом".

На протяжении долгого времени Uzi усложнял свои цветные рисунки на запрятанных в переулках стенах. Это был тот тип граффити, который он любил больше всего. Наконец Uzi понял, что заходит в тупик. Теперь, уже на протяжении нескольких лет, он рисует только на поездах.

"Я рисую на поездах в основном из-за того, что не рисовал на них, когда был моложе. Я хочу осуществлять свою мечту. Мое представление о граффити - это разрисованные поезда. Кусок прямо оживает, когда он "проезжает" мимо. Он менее плоский. Конечно, я ограничен в размере рисунка, но это того стоит. Когда у тебя всего пять минут, ты делаешь все в довольно простеньком стиле с простой заливкой. Поэтому я рад, что сначала рисовал на стенах, хотя я и не думаю,что те мои рисунки быля прям очень крутыми".

Ты думаешь,что твои нынешние куски круче?

"Да. Я меня безумно порадовали куски, которые я сделал недавно. Я чувствую, что делаю именно то, что хотел. Но в то же время я потратил приличное время, прежде чем смог достичь подобного. Я тэжил как Uzi и Uze какое-то время, понимал, что это чем-то похоже на Ushe, так когда-то я подписывал работы. Поэтому я пошел и отрыл свои старые блокноты, просто чтобы сравнить. Так там есть завитки, которые "выходят" из букв в той же манере, как это было 10 лет назад. Безумие!!!"

Рисование в метро - это ж очень рискованое дело. Неужели "проезжающий" мимо кусок стоит попадания за решетку?

"Меня напрягает мысль о том, что меня могут поймать, и сейчас я думаю об этом больше,чем раньше. Больше всего меня волнует тот факт,что чем чаще тебя ловят, тем выше риск получить по полной. Я вижу, что многие люди считают, что то, что я делаю, неправильно. Они хотят, чтоб я смыл все свои рисунки и заплатил за ущерб. Но вот чего я никак понять не могу, почему они хотят, чтоб я сидел? Это как-то нереально все прям".

Ты когда-нибудь думал, что то, чем ты занимаешься, неправльно?

"Ну явно не тогда, когда я рисую свой кусок, потому что в этом случае я правильно выбрал место. Но когда я оставляю тэг на здании, меня иногда начинает мучать советь, потому что есть в этом что-то неправильное. Но зато я абсолютно споеокн, когда пишу на стенах название команды. В этом случае я хочу видеть её повсюду. Я не страдаю от амбиций стать "бомбером Uzi". Лучше пусть люди думают, что WUFC - это бомберы, когда я чувствую всю эту командную тему, я прямо становлюсь чертовым терминатором."

Почему?

Я не знаю. Это звучит странно, но я думаю, что это просто круто. Так ты часть большого коллектива. Это как будто ты делаешь что-то, но это уже и не ты"

Что происходит, если кто-то пытается остановить тебя во время рисования?

"Я не агресивен и никогда не ношу с собой оружия. Если машинист спрыгивает на пути, я стараюсь быть милым. Иногда они звереют и пытаются лезть в драку. Я стараюсь быть жестким, но вежливым. Когда ты очень тверд, это может выражаться и в стремлении к насилию. Я могу схватиться за что-нибудь, если за мной гонятся дорожные рабочие, но только для того, чтобы напугать их. Однажды я случайно ударил охранника по лицу. Это случилось, когда мы боролись в кустах, я просто пытался вырваться."

Что мотивирует тебя?

"В первую очередь, конечно же, желание получить статус. Сейчас я делаю это, потому что это так весело. Я просто счастлив и не думаю ни о какой мотивации. Когда я выполнил что-то из запланированного, фотографии подшиваются в папку и запираются в шкафу. Например, я долго хотел порисовать в лондонском метро. Лондон очень странный город, хотя у них все охранные системы подключены и вообще высокий уровень безопасности. А когда я выполнил свое желание, я вот не сижу и не размышляю над тем насколько фантастическим был тот факт,ч то мне удалось рисовать там. Просто меня радует мысль,что я сделал это. Ты ставишь цели и достигаешь их. Наверное в этом и состоит основная мотивация. Теперь я хочу порисовать в метро в Мехико."

Для тебя важно, как воспринимают тебя окружающие?

Я только недавно понял,что меня видят буземным трэйн райтером. Я даже впал в небольшой кризис из-за этого. Я хочу, чтобы меня воспринимали как райтера, делающего прикольные куски. А сейчас понятно, что я мог с таким же успехом рисовать черные точки на поездах, так как люди толком и не смотрят, что я там такое рисую. Они просто видят, что я перекрасил поезд. Я надеюсь,что помог развитию бэкджампинга в Стокгольме. Прежде это были про одноцветные буквы и обводка. А теперь можно за короткий срок сделать очень много всего. Я хочу, чтобы люди думали о том, какие прикольные куски я рисую на поездах, а не о том, сколько поездов я изрисовал. Это очень большая разница".

Как ты думаешь, граффити это искусство или вандализм?

Каждый раз, когда я думал, как тупо это будет, если меня поймают, потому что я не cмогу аргументировать свою позицию на суде. Делать хоултрэйн может быть и действительно совершенно ненужно, но это ж так безумно круто рисовать огромные-преогромыне буквы, а потом смотреть, как они носятся мимо тебя по городу. Перед присяжными я бы выдвинул несколько причин. Это хорошо смотрится, а для меня это является своего рода рекламой. Это часть городского окружения и всегда им будет. Так что я не думаю,что граффити это вандализм или проявление деструктивного поведения.

Но ведь кто-то платит за рекламу.

Естественно. Это нормально,если у тебя есть деньги. Мне кажется что нет весомых аргументов за граффити. Не в том случае, когда граффити изначально рассматривают не как ценность, а как издержки. Может быть мир был бы и лучше без граффити, но я полагаю, что те немногие фанаты стрит арта были бы абсолютно несчастны.

Uzi обычно очень позитивен. Его друг Pura описывает как нереально милого общительного человека.

"Это то, какой я снаружи. На самом деле я мгу быть зол, но не вижу смысла свою злость выплескивать на кого-то там ещё. Я не всегда счастлив. Иногда мне бывает грустно, но тогда я много рисую и чувствую себя лучше. Очень круто встречаться с Que, потому что он дал мне понимание того, что в общем-то не обязательно всегда быть счастливым."

Единственный случай,когда Uzi не боится показать того, что он расстроен, это когда граффити нарисовано не так, как он того хотел.

"Я могу не говорить людям этого, но мне не нравятся многие другие райтеры. Я ненавижу райтеров, которые сделали 4 куска, а потом думают "Вот оно! Это то самое!" Они даже не думают о том, что возможно развивать свой стиль. Они толком не понимаю,чем занимаются - просто хотят сделать неплохой кусок. Многие из них, наверное, даже не понимают, что большая часть их идей заимствована у других"

Как ты от них отличаешься?

"Да я особо никогда байтом не увлекался. Те, кто так делает, обычно моложе меня и не задумываются о том, как это плохо. Но это так тупо воровать чей-то стаф. Вот лучшее правило для граффити. В мире искусства и дизайна компании постоянно без стыда и совсети воруют друг у друга идеи. Люди называют это вдохновением, а сейчас это начинается распространяться и в сфере граффити. И меня бесит, что на этих подражателей кто-то ещё и внимание обращает. Всегда нужно думать самому и делать что-то свое. Если ты делаешь что-то свое, кто-то видит это и должен ещё что-то придумать, чтобы у него получилось ещё круче. А если все делают одно и тоже, в результате все оборвется."

Ты никогда не черпаешь вдохновение в кусках других райтеров?

"Если я вижу хороший кусок, я не бегу делать точно такой же. Но это дает мне энергию. Сейчас мне немного не хватает этого, так как я вижу мало того, что мне реально нравится. Ты можешь и меня покритиковать за некоторые вещи, но я сам о них хорошо знаю. Ну например, я использовал R, которая чем-то напоминала букву у Riot. Но он дедалал свою r намного лучше чем я, поэтому никто не замечал,что я заимствовал её у него. В каком-то плане, правила в граффити довольно строгие. Мне это нравится, потому что я думаю, ты становишься более креативен в определенно заданных рамках. Но ты их можешь и перестроить, если все делаешь правильно".

Как долго, ты думаешь, ты будешь ещё рисовать?

"Меня вот тоже этот вопрос интересует. Это уже не так захватывающе как раньше. Просто это безумно весело. Если я начну влипать в неприятные истории с копами, то думаю, что перейду на стикеры ну или что-то подобное. Но я не вижу себя вне граффити. Для меня дверка в этот мир всегда будет приоткрыта."

0

29

ОБЪЕДИНЕНИЕ ДВУХ КОМАНД

Пока Pura и Aloha постепенно снижали свою творческую активность, Leroy и Uzi становились все более активными райтерами,а Que и Other присоединились к WUFC, слух об энергичных шведах распространился по всей Европе. Весной 1999 райтеры Solei, Riot и Inxs из французской команды Selling Drugs to Kids (SDK) посетили Швецию.

Other:
Они собирались жить дома у Kaos, который общался с Solei, но у него совсем не было времени их нормально встретить. Поэтому он позвонил Uzi и попросил с ними порисовать. Мы согласились и в основном рисовали в метро. Это была первая неделя лета. Погода была просто отличной, поэтому мы вытаскивали их каждый день.

Inxs:
Мы приехали в Швецию на выставку в Малмо (Malmo), и решили поехать в Стокгольм. По-моему это был первый мой приезд в Швецию. Мы рисовали с другими райтерами во время наших передвижений, но это был первый раз, когда мы так отлично сработались. Нельзя сказать, что мы рисуем в одном стиле, но наши куски хорошо смотрелись вместе.

Uzi:
Мы рисовали и рисовали целыми днями, складывалось впечатление,что мы нашли друг друга. Было видно, что мы ценим одно и то же в рисунке с самого начала.

Other:
Мы оставили о себе хорошее впечатление, поэтому скоро получили e-mail, в котором нам предлагалось соединить WUFC и SDK. Это заставило меня сомневаться - мы почти не знали друг друга. Все-таки WUFC всегда была командой близких друзей. Но потом я решил, что это неплохая идея, и мы могли бы сделать вместе больше всякого стафа.

Uzi:
Это случилось неожиданно. Я всегда думал, что SDK делают качественные работы, поэтому я решил, что идея довольно крута. В то же время мы чувствовали, что SDK были намного больше, чем мы, и это объединение поглотит WUFC. Но все обернулось иначе.

Inxs:
У нас отлично складывались отношения, поэтому мы решили объединиться и стать одной командой. В то же время мы хотели сохранить наши названия, поэтому не придумали нового, а поставили старые рядом друг с другом и получили WUFCSDK.

Leroy:
Это было довольно сложным решением, нас вполне устраивало положение дел. Я очень скептически отнесся ко всему этому. Иногда можно все порушить безрассудно вляпываясь в ситуации, примером которой могло служить соединнение команды из Стокгольма с командой из Парижа. Other, Uzi, Que и я приняли совместное решение. Pura особо не участвовал, когда мы слились с SDK. Он по-прежнему в WUFC, но не в WUFCSDK, он даже никогда не видел французов.

Aloha:
Я встретил одного из этих французских парней и сказал "привет". Я на самом деле не знаю их, поэтому нельзя сказать,что я присоединился к SDK. Но в целом все позитивно. В тоже ключе как когда Uzi начал выходить рисовать с Leroy. А потом пришли Que и Other, внося массу энергии. Также было когда присоединились SDK, на на более высоком уровне и более широком географическом охвате. Все должно развиваться и становится больше, лучше ну или как-то ещё, как тебе этого хочется.

Que:
Летом 1999 мы путешествовали, заезжая к людям, с которыми познакомились. Когда мы приехали в Париж, мы то тусовали с другими членами WUFCSDK. В некоторых старанах рисуется совсем по-другому. Люди просто выходят к поездам, ничего предварительно не проверяя. Но Париж в этом плане напоминает Стокгольм.

0

30

БЕССЛОВЕСНАЯ БОРЬБА

Француз со странным ником Inxs один из наиболее известных в Европе райтеров-путешественников. Он ездил из одной страны в другую по своей карте Interrail в поисках приключений и новых моделей вагонов. Когда он посетил Стокгольм и познакомился с WUFC, они тут же понравились друг другу.

Обычно люди по разному смотрят на граффити, но у нас абсолютно одинаковое видение того, что это такое, и как должно быть сделано. Мы мыслим одинаково в отношении кусков: одноцветная заливка, несколько простых деталей, черная обводка и белые вспышки, - чтобы можно было легко и быстро прочесть. Граффити началось на поездах, и я думаю,что им оно и принадлежит. Все остальное следует относить к искусству, а для меня рисование на трэйнах искусством не является. Понятно,что сейчас граффити приняло совершенно иную форму нежели это было у самых его истоков в Нью-Йорке. Теперь речь скорее идет о поиске дворов и опасений охраны. Правила изменились, но игра осталась той же. Это как игра в войну. Поэтому может это некая форма бессловесной борьбы, но она довольно веселая.

За что ты борешься?

За людской разум. Сознание сейчас в основном определяется политиками. Если те кто стоит у власти, говорят людям, что дела обстоят так-то, люди им верят. И когда все убеждены в таком положении дел, то довольно сложно жить в обществе, имея отличную идею. Я думаю, что политики хотят, чтобы мы вели себя по возможности тихо. Им не нравится все то, чего они не в состоянии контролировать, а граффити контролировать просто невозможно.

Ты можешь что-то изменить посредством граффити?

Нет, но я могу попытаться. К сожалению, скорее всего это просто очередная фантастическая идея, она никогда не заработает. Это своеобразный вариант сказать всем: "Смотрите, что-то происходит". Я не знаю, смотрят ли вообще на рисунки люди, стоящие на платформе. Но если уж смотрят, то думают об этом, значит что-то в их голове все-таки происходит. Хотя реально у меня нет определенных целей. Если уж какую-то задачу я себе и ставлю при рисовании, так это просто веселиться со своими друзьями. Мы же не рисуем за деньги. Цель - просто делать то, что тебе нравится.

Что для тебя значит WUFCSDK?

Для меня это очень важная часть жизни. Нужен друг, который поддержит тебя, когда ты попадаешь в неприятности.

И как же вы взаимодействуете, находясь за столько километров друг от друга, вы же почти не видете друг друга?

Мы изначально знали, что это будет сложно, еще когда думали о слиянии WUFC и SDK. Это очень напоминает ситуацию, когда твоя девушка живет в другой стране. Мы поддерживаем контакт через интернет и по телефону. Каждый в курсе, что происходит и в Швеции, и во Франции.

На ваши отношения как-то влияют те обстоятельства, с которыми связано рисование?

Я думаю, да. Если нас преследуют, я не знаю что происходит с другими, поэтому должен уметь доверять им. Нужно очень хорошо знать людей, с которыми работаешь. Ты должен понимать, как люди поведут себя в той или иной экстремальной ситуации.

Твой ник имеет какое-то отноешние к группе Inxs?

Я раньше слушал их, но уже перестал. INXS довольно необычный ник, и поэтому люди запоминают его. Это небольшой протест против того, что граффити обязательно связывают с рэпом и брейкдансом. Я не знаю, почему оно стало частью хип-хоп культуры, для меня оно таковым не является. Когда райтеры только начинали рисовать в Нью-Йорке, то слушали рок, ну что-то типа Led Zeppelin.

0

31

СТОП-КРАН НА СТАНЦИИ ХАГЕРСТЕНСАСЕН

Как-то теплым летним днем, Que направился вместе с французами Snir и Pum к станции Морби Центрум (Morby Centrum). Двое иностранных друзей входят в команду WUFCSDK. Они приехали в Стокгольм на неделю, чтобы увидеться с Que и остальными.

Добравшись до станции, они проверяют, не видит ли их машинист, и спрыгивают на пути, после чего начинают делать набросок WUFC. Тем не менее машинист замечает их буквально через минуту и начинает орать на них в окно.

Que идет посмотреть,что он будет делать дальше. Snir и Pum продолжают рисовать. В то же время на платформе возникает машинист и пара пассажиров. Que принимает решение отступать.

Райтеры запрыгивают на платформу и бегут за пассажирами, садящимися в поезд, едут до следующей станции и пересаживаются в сторону Телефонплана (Telefonplan). Многие видели их, поэтому, чтобы лишний раз не светиться, они садятся в поезд поодиночке. На станции Телефонплан им удается пересеть на поезд с недоделанным куском. следующая остановка Хорнсталл (Hornstull), отсюда можно сфотографировать работу. Теперь самое время съесть бургер.

Позже этим же днем Que получает новость о том, что поезд все ещё в траффике, и предлагает закончить кусок. Pum и Snir едут до Хагерстенсасена и ждут. Que следует за ними на поезде с недоделанным куском.

Когда он останавливается на станции, Que дергает стоп-кран перед тем как выйти. Теперь машинисту придется пройти сквозь весь поезд, чтобы найти какой именно стоп-кран сорван. Это дает Snir и Pum достаточно времени, чтобы перепрыгнуть через забор и закончить работу. Как только все доделано, они убегают. Затем возвращаются на Телефонплан взмокшие и вымотанные жарой, но по-прежнему горящие готовностью быть там раньше поезда,чтобы сфотографировать свой кусок.

"Мне больше всего нравится рисовать на поездах", - говорит Pum спустя несколько дней. - "Это весело. Когда все сделано, можно сидеть на станции и смотреть, как поезд едет с твоим рисунком сначала в одну сторону, а потом возвращается. Трэйны это всего лишь небольшая часть граффити. Это такой маленький мирок. для того чтобы влится в него, нужно иметь определенный склад сознания и вести довольно своеобразный стиль жизни."

Почему именно поезда, если их так быстро очищают от краски?

"Одной из причин, по которой я делаю это, является сама история граффити на трэйнах. Я просто хочу, чтобы все это продолжалось. Если бы их не чистили, возможно мы бы и не рисовали. Это определенного рода цикл. Мы рисуем, они отмывают, и так как они оттерли рисунки, нам надо опять рисовать, а потом им опять надо оттирать. Это постоянная неприрывная работа. понятно, что мы делаем куски, которые вряд ли кто-нибудь увидит, так как их быстро затрут. Но даже если их никто не увидит, мы делаем это, так как это наш черед ходить в этой игре".

Важно ли развивать свой стиль?

"Да. для меня очень важно развиваться и продвигаться в моем направлении. Я знаю, что многие не напрягаются, делая один и тот же кусок на протяжении многих лет, Но я не хочу заходить в такой творческий тупик."

Не стал бы ты развиваться быстрее, если б выбирал более спокойную обстановку для рисования?

"Играя, ты должен следовать определенным правилам. Мы развиваемся в рамках заданных нам условий. Но это не проблема. Я как художник перед холстом. он ограничен полотном и должен уложиться в его рамки".

Как рисование на поездах развивает твой стиль?

"Я должен постоянно что-то упрощать. У меня все меньше времени каждый год. Иногда, когда я делаю набросок, то начинаю прямо с двери, на которую я могу залезть и сделать очень большую букву. И обстоятельства, и твоя индивидуальность влияют на твой стиль: то что ты видишь, где ты живешь, с кем общаешься".

Почему ты рисуешь граффити?

Может быть потому что тут у меня больше независимости. это единственная область, в которой я могу работать, и никто не будет говорить мне как делать то или это. Также это отличный способ избежать скучной жизни. И ещё это своеобразная месть за всю ту рекламу, которую тебе приходится ежедневно просматривать, если ты живешь в городе. Она повсюду, люди не могут уйти от этого. Это проблема и это ненормально.

Но люди также не могут уйти от граффити.

"Да, не могут. Но кусок просто есть. Я не пытаюсь никого заставлять покупать что-либо. Я надеюсь, что хоть кто-то смотрит на граффити и разделяет мои мысли о том,что это всего лишь ответная реакция на рекламу".

0

32

ТЫ ПРОСТО ДОЛЖЕН УМЕТЬ СОТРУДНИЧАТЬ С ОСТАЛЬНЫМИ

Стиль кэжуал, которого придерживается в одежде Leroy, отлично как для рисования на поездах, так и для похода на стадион Седер (Soder) на матч Хаммарби-Готеборг (Hammarby - Goteborg). Он взял себе ник Leroy из телевизионного сериала "Знаменитость" (Fame), там это имя носил танцор, Leroy чувствовал, что должен научиться смотреть на граффити так,как это делает райтер. Тем не менее, он утверждает, что никогда особо не заморачивался к саморекламе черех тэггинг. Ему больше нравится рисовать куски и кэрэки.

Когда смотришь на Leroy, трудно зацепиться за какую-либо мелочь. Он не хочет,чтобы к нему применяли какие-то штампы. Такое впечатление, что этот человек прожил сразу несколько жизней за очень короткий период времени. Он всегда полон энергии и новых идей, которые более или менее реальны. Pura описывает его как хулигана, который всегда ходит по краю дозволеного и любит большие риски - и он все,что он делает, выглядит крайне противоречиво. Кажется что для Leroy очень важно ставить под сомнение правила и стандарты жизни, притом как свои, так и других.

Он начал рисовать спрэй краской почти перед самым образованием WUFC 11 лет назад. Вместо того, чтобы учиться основным азам граффити, он прямо взял, вышел и начал рисовать, этот факт отражает его необычный характер. Вскоре граффити стало занимать большую часть его жизни. На протяжении многих лет он выходил рисовать практически каждую ночь. В 1997 он начал рисовать на поездах вместе с Star, к чьей команде All Out destruction (AOD) он позже присоединился. В конце концов граффити стало для него наркотиком, и ему пришлось избавлятся от этой зависимости. В октябре 2001 он прекращает всякого рода активность.

"Уже не было так весело. Я хотел найти что-то, что я действительно выносил из граффити. Это очень напоминает жизнь: ключевые вопросы о твоем поведении и что ты делаешь для того, чтобы пробиться наверх. Раню ли я людей тем, что я делаю? Это все мой эгоизм или я действительно пытаюсь передать что-то? И это накапливалось. со временем вопросов становилось все больше и больше".

Пару лет спустя, Leroy опять начинает рисовать, хотя не так часто как до этого. Он говорит, что понимает как граффити привязывает к себе, но в результате всеми своими слабостями можно управлять: снижая свою нелегальную деятельность граффитчика, он вклыдвает свою энергию в легальные публичные арт-проекты.

В то время, когда он был на пике своей активности, официальные власти ужесточили свои позиции относительно граффити. Стокгольмский МинТранс нанял специальную охрану из фирмы Falck для того чтобы не допустить райтеров в метро. Охрана фактически постоянно ходила в масках и применяла жестокие методы. Началась жестокая борьба, в которой никто не хотел уступить.

"Я чувствовал, что должен продолжать рисовать. Я не собирался давать им шанс выйграть путем насилия. В Швеции вообще-то демократия. Но как только кто-то чуть-чуть нарушает правила, мы имеем право заявить об этом и потребовать наказания."

Несмотря на неоднократные жалобы на жестокие действия охраны Falck, им было разрешено продолжить свою работу на протяжении ещё нескольких лет. Только когда шеф охраны МинТранса доложил полиции о нарушении правил принятия охранников на службу, ситуация изменилась.

"Как только исчезла охрана Falck, я почувствовал усталость. Меня привлекало именно то время. С помощью охраны и общества так легко управлять горожанами."

Жесткие условия игры в эпоху Falck сделали жизнь райтеров сложнее, но сейчас складывались новые условия, в которых граффити могло развиваться.

"Когда я рисовал на поезде, то ставил себя в ситуацию, что у меня нет времени думать о том, что же я делаю. Это очень интересное положение. Граффити никогда не было таким до этого. И это, наверное, самая интересная веща, которую могло нам дать рисование, и заметьте, что это не результат самого граффити. общество поставило нас в такие условия. Поэтому граффити только отражает общество как зеркало. Нельзя загнать граффити в рамки мероприятия, проведенного парой детишек".

Как это повлияло на граффити в тот период?

"Мы учились рисовать двумя баллонами одновременно. Таким образом большие куски можно было сделать за меньшее время. Теперь в три минуты мы делали то, что ранее получалось сделать только за пять. Это с ума сойти можно, если тебе придется делать такое. Охранники избивали меня, давали очень мало времени на рисование и приносили кучу стресса. Поэтому в такой ситуации надо уметь выкладываться по полной. В результате родился новый свежий шведский стиль. Мы можем рисовать что угодно и где угодно".

Часто ли охрана применяла насилие, когда ты был активным райтером в конце 90-х?

"Меня избивали пару раз. Они знали меня в лицо, знали, что я райтер. Подробно говорили правомерности моего ареста и возможности жестокого обращения. В общем, творили,что хотели. Полиции было не к чему прицепится, потому что они ничего не видели. А охрана знала, что их действия окажутся безнаказанными, так как райтер вряд ли выступит в качестве серьезного свидетеля. Многим доставалось ещё хуже. это было постоянное избиение.

Общество бросает на решении проблемы полицию, охрану, людей, очищающих стены. К граффити относятся как к болезни. Но когда ты арестован, то тут уже не будет никакой помощи или заботы. И если тебя посадили, ты не прекращаешь рисовать, когда выходишь на свободу. Это просто такой процесс, и все,кроме самих райтеров, делают на нем деньги. Интересная сторона граффити. В этом свете мы - хорошие парни. Но нас усиленно позиционируют как плохих парней, от которых общество защищают хорошие парни, работающие в охране".

Что такого хорошего в граффити?

"Граффити культура не несет насилия в отличие от действий охраны. Это делает наше дело лучшей альтернативой".

Ты действительно хочешь сказать что граффити культура не несет насилия?

"Да, а ты так не считаешь? Райтер скорее убежит, чем вступит в драку. Разве можно назвать убегающего человека жестоким. Некоторые люди могут становится жестокими, если их ловят, но не следует арестовывать кого-то только за то,что он рисует на бетонной стене. Максимум следует арестовать его за нелегальный выход на пути. Вокруг огромное количество стен, но так как тебе нигде не разрешается рисовать, тебя загоняют в место, где тебе быть запрещено. Общество само создает себе проблему. Они тратят 17,5 миллионов евро в год на услуги охраны, для того чтобы "спасти" собственность, которую отмыть можно за 9,8 миллионов евро в год. То что поначалу стоило 9,8 миллионов вдруг неожиданно выросло в сумму 27,3 миллиона. Ну что ж....это их решение".

Каковы последствия такого решения?

"Охрана избивает кого-то, кто может сделал всего навсего один тэг. Естественно, мы будем выступать против них. Вместо райтеров, делающих симпатичные кусочки, нас превращают в вандалов. Так как ты начал делать что-то плохое, общество тебя вышвыривает, и этому надо как-то противостоять. Шведы вообще преуспели в этом. Поэтому нет никаких других путей, как искать таких же изгнанников, как ты сам".

Как по твоему должна решаться ситуация, которую многие люди называют проблемой граффити?

"Граффити должно быть разрешено на высоте до семи футов над землей на зданиях и поездах. Тогда все наши споры будут урегулированы. Дайте людям делать то, что они хотят. Если вам не нравится это, рисуйте поверх. Если ты хочешь, чтобы твоя стена была чистой, вымой её. Пусть даже потом кто-то ещё захочет порисовать на ней. Ты не можешь просто пройти по жизни, опираясь только на общество, которое обо всем позаботится. Ты просто должен уметь сотрудничать с остальными".".

0

33

ВЫ ВИДЕЛИ ЭТОГО РЕБЕНКА?

Выкрашенные спрей краской cd и dvd диски, прикрепленные к вагонам и бетонным стенам. Музыка на них записана Leroy и Aloha вместе с их общим другом Jock. сама инсталяция проходила в Лондонском акведуке в квартале Сёдер (Soder): 300 дисков, плеер и железный ребенок.

Leroy: Это другой вид рисования. Изначально,кажется,что эта акция легальна, но вообще-то это не так, меня могут оштрафовать, так как я прикрепляю диски силиконом, который впитывается в бетон. И это почти тоже самое что граффити, только с другими возможностями. К тому же мне нравится сам факт того, что можно менять цвета и темы, переставляя диски местами. Картина никогда не будет завершенной. Ты не сможежь повторить также легко рисованый кусок.

Ребенок появился по случайному стечению обстоятельств. изначально мы его вообще не планировали, в принципе так обычно в жизни и бывает. Жизнь всегда возникает из-за случайности. Он выглядел прямо как живой: стоял на одной ножке и казалось, вот-вот сорвется с места. Это то, что так хочеться сделать, поймать движение. Но это почти невозможно путем плоского простого рисунка. Вот почему мы рисуем на поездах: когда поезд начинает двигаться, статичные рисунки тоже оживают.

Ребенок только подчеркивает происходящее. В основном он указывает на то, что это всего лишь игра, что-то очень простое. Частично идея заключалась в том, что люди могут делать подобные вещи сами. И в данной ситуации это не только сотворенная мной композиция: я завишу от людей, снимающих мои диски со стен, поэтому мы и закрепляем их для удобства силиконом. На большинстве дисков музыка, так как в моем представлении именно она подпитывает креатив. Будем надеяться, что она заставит людей делать что-то хорошее. Для того чтобы закончить композицию, на дереве перед дисками подвешен плеер. Ниже расположена кнопка, на которую прохожие нажимают. Она напрямую связана с плеером. Некоторое время спустя начинает звучать музыка. Если они даже не видят самих пластинок, то обязательно среагируют на звук. Посмотрев вверх и обнаружив там диски, им становится интересно и они срывают их. Если они видят ребенка, то возможно им хочется как-то позаботится о нем, потому что все хорошо относятся к детям.

Вообще ребенок действительно привлек чье-то внимание,потому что он исчез менее чем через сутки. Это хорошо, что кто-то что-то делает. Делать друг друга счастливыми, беречь и помогать друг другу, вместо того чтобы просто закрыть глаза и купить пару ботинок, сделанную ребенком из третьего мира. Да сделай ты себе сам ботинки! Или поддержи местого сапожника. на сегодняшний день в Старом городе остался только один.

0

34

ДЕРЖАТЬ СВОИ ПОЗИЦИИ

Que вытаскивает ключ и открывает им металлическую дверь на станции метро в Северном Стокгольме. У обоих, и у Uzi, и у него, есть ключи, которыми можно открыть почти все замки в метро. "Свой ключ я получил от одного парня", - говорит Uzi. - "Я уж не знаю, где он его достал. Если один ключ "уплывает" таким образом, его копии быстро распространяются среди "своих". С одной стороны по идее никто не должен соглашаться делать дубликат, но если заплатить нужному человеку, знающему как резать ключи, то это перестает быть проблемой".

Как только Que и Uzi осторожно заходят в дверь, они срываются с места и бегут несколько сотен ярдов вниз по тоннелю. Они только однажды останавливаются перевести дух, когда их уже нельзя разглядеть с платформы. Чуть дальше по тоннелю друг за другом стоят четыре поезда. Que и Uzi сегодня попытаются сделать холкар.
Тоннель погружен в темноту. Que достает из кармана фонарик, а Uzi включает лампу на своей каске. Они идут по путям, освещая дорогу светом от фонариков. Оба хорошо знают все проходы, так как уже неоднократно были здесь. Пока тут темно, они могут быть почти полностью уверены, что находятся тут одни.

"Кто-то, конечно, может спрятаться в поезде. Там может быть сотня полицейских, которых ты даже не заметишь. Но обычно как-то не ожидаешь этого. Если кто-то тут появится, то сразу включается свет, и же понятно, что у тебя начались серьезные проблемы. Но если рисуешь так близко, то для тебя все уже кончено. Просто шансы вырваться практически равны нулю, так как аварийный выход там в начали тоннеля и ты в нескольких сотнях ярдов от него,"- говорит Que.

В своих рюкзаках они принесли двадцать-шесть баллонов с краской, общей стоимостью около девяносто евро. Uzi напоминает шахтера в своей каске со встроенной лампой. Кажется что тоннель никогда не закончится. Через какое-то расстояние он раздваивается. Uzi и Que выбирают правый и вскоре добираются до одного из поездов. Uzi проверяет пуста ли кабина машиниста и начинает набрасывать свое имя на стенке вагона. Que надевает респиратор. Он прикрепляет к нему фонарик и освобождет руки.
Uzi уже заполнил половину буквы U в своем имени. Он то отходит,то возвращается к поезду, не переставая рисовать. Que тоже не отстает. Он делает пару шагов назад, чтобы посмотреть, как выглядят буквы и начинает закрашивать их коричневой краской. Прямо около поезда есть небольшая платформа, на которую можно залезть. Таким образом оба могут доставать до верхней части поезда.

"Нам не нужны лестницы. И это очень здорово. Это место просто создано,чтобы здесь рисовать," - говорит Uzi.

Когда буквы закончены, начинается обсуждение фона. Они разговаривают в полный голос, так как находятся довольно далеко от станции, и никто не услышит. Когда Que начинает делать вторую обводку белой краской, нарисованная линия оказывается иссиня черной. Он принес черную краску вместо белой.

"Я думал, что это белый Carosol, но оказался черный. Банки выглядят абсолютно одинаковыми. Здесь только маленькая пометка на баллоне, поэтому их легко перепутать."

Он ждет пока Uzi закончит рисовать белым баллоном и берет у него краску. Затем закрашивает черную линию и наконец заканчивает свой кусок.
После того как они оставивили свои тэги и оставили на вагоне посвящение своим друзяьм, ребята фотографируют кусок и бегом направляются обратно к станции. Que быстро запрыгивает на платформу и отпирает дверь для Uzi. Потом они направляются в сторону выхода, вверх по эскалатору и наружу через турникеты. После чего оба бегут до следующей станции и садятся в поезд.
Que и Uzi хотят сделать пару фотографий поезда, выходящего на свой маршрут, но очень велика вероятность, что его так и не выпустят на линию, отправив "в очистку". Чтобы повысить шансы сделать хорошие фотографии, Uzi выходит на станции Слассен (Slussen) и готовит камеру.
Que едет до Лильехолмена (Liljieholmen). Здесь он забирается на крышу стеклянного пешеходного моста, который проходит прямо над путями. Потом он просто спокойно дожидаетсмя пока подойдет поезд. Вагоны медленно пересекают мост между Слассеном и Старым Городом, поезд ненадолго останавливается как раз в том месте, откуда его лучше всего можно сфотографировать. За это время Uzi старается сдлеать как можно большее количество фотографий своей небольшой камерой. Как только поезд въезжает в тоннель, из Лильехолмена звонит Que.

"Он только что прошел," - бодро сообщает Uzi по телефону. - "Шел совсем медленно, и я сделал пару отличных фотогарфий."

Как только поезд проехал Лильехолмен, Que возвращается на станцию Слассен. Потом оба райтера едут забирать оставшиеся баллоны, которые на время спрятали в среди деревьев.

Что ощущаешь, когда сделаешь холкар?
"Я рад, потому что я боялся за формат рисунка" - говорит Uzi. -"Лучше всего рисовать холкары, потому что это напоминает то,что мы делаем на сложенных листах А4, и мне это действительно нравится. Но тут все приходится делать более плотно. Куски должны быть довольно сжатыми. Я не знаю, стоило ли нам делать линии поверху букв, или они были достаточно большими, и им не нужна была такая окантовка. Мы не делали ничего такого и получилось неплохо".
"Я думаю, что делать холкары намного интереснее, они особенные", - продолает Que. Можно делать пару панелей каждый день, но холкар получается сделать не чаще чем раз в месяц. И я думаю, что если ты по прежнему собираешься держать свои позиции, просто необходимо переодически забивать их".

Звучит как работа, которую просто необходимо выполнять...
"Не совсем. Понимаете это в том плане, что каждый месяц надо делать что-то такое. Я просто хочу сделать несколько холкаров, более того я знаю, как это делать правильно. Естественно мы идем на больший риск чем при обычном рисовании, но он оправдан. Поэтому-то все к этому и стремятся. Можно проколоться на мелочах, например, просто сменят системы сигнализации. Тогда холкар будет сделать уже вдвое сложнее", - говорит Que.

Как вы оцениваете свой холкар?
"Безумно крутой. Он был таким ярким, когда поезд пошел по своему маршруту. Но все же я получил большее удовлетворение, когда сделал свой первый холкар в одиночку," - говорит Que.
"Он был великолепным," - говорит Uzi. - "Что-то подобное я представлял себе ребенком. Ещё несколько лет назад я думал, что это не для меня, со мной этого никогда не случится. Я не думал, что смогу сделать нечто подобное. Но сейчас я сделал все, о чем только мог мечтать, поэтому каждый раз вопринимается, как своеобразный бонус. Еще один раз...Мне действительно нравится это. И теперь даже больше, чем раньше".

Почему?
"Первые несколько раз, я слишком сильно заморачивался, насколько хорошо он получился и насколько удачно я делал фотографии. А сейчас это уже не так важно. Это просто опыт, который мне зачитывается. Может быть поэтому мы все делаем и делаем холкары. ."

0

35

ВИДИМОЕ РАЗРУШЕНИЕ

В тот год, когда Leroy и Pura основали WUFC в Наке (Nacka), other переехал с окраин Стокгольма, из Бреданга (Bredang), в квартал Сёдер (Soder), где и пошел в седьмой класс. Осенним вечером 1994 года парень его старшей сестры вытащил его потэжить.

"Я рисовал скетчи лучше чем он, несмотря на то, что он был старше меня на несколько лет. Может быть поэтому он хотел, чтобы мы тусовались вместе. Поначалу было довольно сложно. Я боялся, что меня поймают, и это стало определенного рода дилеммой в том возрасте. Но я все же хотел рисовать, потому думал о том, как бы сдлеать свой тэг получше".

Хотя Other может быть и сумбурно говорит об эмоциях по поводу своего первого знакомства с граффити, но ему захотелось делать это ещё и ещё. В своей новой школе он встретил Que, который тоже рисовал скетчи. Они смотрели больше и больше работ друг у друга, и весной 1995, они начали вместе открывать для себя мир граффити.

"Я не мог выходить по ночам, потому что моя мама сразу бы что-нибудь заподозрила. Поэтому мы бегали бомбить на переменах. Изначально мы писали VIA, что означало Vandals in Action (Вандалы в действии). Но потом мы узнали, что уже существует команда под названием Vandals in Motion (VIM - Динамичные вандалы), нашим новым тэгом стал PR. Это были просто две красивые буквы, но мы не знали какую расшифровку под них придумать. наконец, заглянули в английский словарь и остановились на Paranoid reaction (Параноидальная реакция)".

Примерно в то же время Que и Other делали свои первые рисунки на стене в квартире отца Que.

"Мы заполнили буквы спрей-краской, а обводку сделали маркерами. Получилось очень грязно. Que написал Sion, a я- Ezer. Была какая-то пластинка с куском Bezerk на обложке, и я решил, что буквы в середине слова самые крутые. После этого, мы какое-то время использовали Ezer как наш общий тэг".

Other и Que продолжади рисовать вместе, используя разные тэги и названия команд, на протяжении всего выпускного года. Оба выбрали художественные курсы в последнем классе, а потом оказались в одной группе с девушкой Leroy. Они присоединились к WUFC спустя три года с того момента как Other сделал свой первый тэг.

"Все получилось очень быстро. Я просто не думал об этом ранее. все потому что я как-то очень быстро развился в период между седьмым и выпускным классами. Когда тебе двадцать, разница в возрасте перестает играть роль. После этого не имеет значения двадцать, тридцать или сколько там ещё. Мы научились не обращать внимание на возраст немного раньше, с того момента как присоединились к WuFC. и это никогда не казалось нам странным".

Ты выработал и развил свой стиль очень быстро.
"Да, так и было. Наверное, все потому что я только и делал в школе, что рисовал. притом делал это постоянно. Перед тем как заняться граффити я рисовал больных существ и темных личностей. Я даже делал собственные комиксы и восхищался всем тем,что можно было срисовать с жизни. Во время скучных уроков, на перемене, дома - я постоянно рисовал. Потом мы начали это делать вместе с Que. В основном мы пользовались маркерами Posca. Они закрашивают друг друга, и таким образом мы учились делать заливку, обводку, а потом вторую обводку. Тогда мы покрывали деревянный тес скетчами, которые потом сами же изакрашивали. Это был своеобразный ХОФ для скетчей. Несомненно Que был все-таки более одержим граффити и разрисовал все в своей комнате. У него скетчи были в каждом углу".

За год до того как присоединиться к WUFC, Other и Que сделали свой первый поезд. В последующие годы, рейтинг Other в этом направлении возростал все выше и выше.

"Когда мы начали рисовать в метро, поезда стали нашим основным интересом. Мы действовали быстро, и все веселье концентрировалось в одном этом моменте разрисовывания. Это особое чувство, стоять у поезда. Потом правда понемногу устаешь от этого. Но кажется, Que и Uzi это пока не надоедает".

Other потерял интерес к рисованию на поездах спустя несколько лет после того, как WUFC и SDK объединились. Несколько лет он вообще с трудом выдавливал из себя что-либо. Как считает Uzi, девушки являются самыми злейшими врагами граффити, и в случае с Other это не стало исключеним. Он сказал, что устал от всего: частично из-за того, что встретил девушку и переехал к ней, а частично из-за того давления, которое испытываешь из-за рисования на поездах.

"Я сбился со своего обычного ритма, и наверное делал по куску каждый месяц. А какое-то время спустя я просто привык не рисовать. Que выходил на связь, когда они планировали сделать нечто большое. Он начинал беситься, если отказывался в этом участвовать. Он считал, что я их подвожу, потому что для некоторых кусков необходима была работа всей команды. но граффити не основное в моей жизни. Какое-то время это было так, но сейчас это неактуально".

Other расстался со своей девушкой, и у него опять возник интерес к граффити.

"Это напоминало взрыв. У меня появилась куча свободного времени, и я постоянно тусовался с райтерами, и поэтому стал больше думать о граффити".

И какого рода мысли приходят?
Ну вообще я хочу делать больше кусков. Но я также размышляю о том, что несет в себе само граффити. Ведь речь идет об очень замкнутой субкультуре. И сейчас она может исчезнуть из-за того, что стрит арт становится все более популярным. Абсолютно все: от обыкновенного студента-художника до Джо Блоу (Joe Blow) стали самовыражаться на публике. Большинство тех, кто по-настоящему задействован в граффити очень отрицательно относятся к этому. Потому что то, что делают эти люди не считается крутым в рамках норм граффити".

Other производит впечатление стеснитильного человека. Uzi называет его "профессор" и отмечает, что из-за систематического рисования скетчей, Other постоянно осваивает новые стили и сочетания букв. Может быть это прозвище появилось у него ещё и из-за того, что его часто можно увидеть озадаченным и погруженным в себя. В нем нет ни малейшего намека на высокомерие, распространненное в хип-хоп тусовке, скорее он отражает покорность. Сам Other говорит, что старается стать более общественным.

"Будучи ребенком я был довольно замкнут, обычно сидел один и рисовал. Особо не разговаривал, сидел и помалкивал. Мне нужна практика. Нужно сделать шаг гавстречу людям и заговорить с ними. Я до сих пор работаю над этим. Но именно сейчас мне приходится много времени проводить наедине с самим собой. Я начал много читать о космосе, науке, психологии и всего, что касается жизни. Я прочитал слишком мало книг, когда рос, поэтому это стало для меня новым интересом. и так как я сейчас много читаю, то не особо справляюсь с задачей стать более общительным".

Ты хорошо себя чувствуешь в граффити тусовке?
"Я до сих пор очень заинтересован в граффити, но все же немного отдалился от культуры. Думаю,что все проявления стрит арта заслуживают уважения. Это хорошо, что люди хотят выражать себя и показывать результат другим. Вообще и само граффити крутится вокруг потребности человека к самовыражению. Но из этого всего возникает течение, которое заставляет детей рисовать только потому, что так делают их друзья. Они ставят тэг и не стараются придать ему смысл. и это превращается в бред. Меня втолкнули в культуру граффити, когда мне было тринадцать, и я вел себя в рамках норм, принятых в данной культуре. это было манией, что-то сродни коллекционированию карточек с покемонами. Если бы граффити не управлялось рядом неписанных правил, возможно, люди вкладывали бы больше смысла в свои куски".

Ты сам делаешь что-нибудь в рамках других направлений стрит-арта?
"Нет. Я не вижу себя в чем-либо, кроме граффити. Я люблю свое направление и, возможно, мне следовало бы думать больше, что я могу сделать со своими буквами, чтобы написать что-то хорошее. Для меня в свое время это стало своеобразным затруднением, когда ты приходишь к тому что не пишешь ничего кроме слов. сначала, моей единственной целью в граффити были эстетически привлекательные формы, но позже я захотел вкладывать в них какой-то смысл. Поэтому я перестал писать Killa и вместо этого начал писать Other и Go".

Что для тебя это значит?
"Go это своего рода стартер, толкает людей двигаться вперед и делать что-то. Other означает, что я придерживаюсь чего-то иного, нежели все остальные. Для Джо Блоу (Joe Blow), который может отрицательно относится к граффити, я другой, не такой как он".

Чем ты отличаешься?
"Рисуя граффити, ты должен иметь смелость выражать себя и оставлять свои метки. Это нестандартно, остальная публика расценит подобное поведение как минимум как странное. Для них мои тэги - это видимые разрушения в их повседневной жизни. Они не могут видеть дальше этого".

Какой ты райтер?
"Я вижу себя райтером, который делает скорее что-то красивое и интересное, а не гонится за количеством работ. Так как я являюсь участником такой большой команды, как WUFC, это может прозвучать как противоречие, но я не думаю, что тут что-то не сходиться - можно быть плодотворным, пока ты делаешь это хорошо и вкладываешь в это какие-то мысли. Некоторые райтеры не интересуются искусством, просто рисуют, чтобы стать частью тусовки. Они хотят сделать как можно больше всего, а самое крутое, это как известно, рисование на поездах. Они получают уважение внутри кругов райтеров, если делают достаточно хорошие куски. И это хорошо, потому что люди начинают без малейшего интереса к искусству и вынуждены тратить больше времени на то, чтобы сделать что-то действительно привлекательное, чтобы их признали. Им необходимо нарисовать что-то красивое и интересное. А есть те, которые никогда не стараются делать что-то хорошее, но готовы зарабатывать себе репутацию, смешивая стили и уродуя стены. Это наглое поведение. И неприятно то, чтов прессе сразу раздуваются кампании, в результате которых падает репутация всех райтеров в целом".

Ты рассматриваешь граффити как искусство?
"Сложно сказать, что есть искусство. Я думаю тут все на усмотрение зрителя. Очень многое сегодня может быть названо искусством. Театр может быть искусством, и поэзия может быть искусством, а граффити это моё искусство. Это то, чем я занимаюсь и что я создаю, и я называю это искусством. Сейчас я в основном тэжу. Если я даже только собираюсь сделать тэг, я должен сесть дома и долгое время думать над новым стилем. Если я нарисую уродливый тэг, то чувствую себя плохо. Поэтому я вкладываю много труда в то, что я делаю".

Тэги часто рассматривают, как наименее выразительную часть граффити...
"Если бы люди открыли глаза, они бы очень скоро научились распозновать их. сейчас не существует стокгольмской традиции тэга. нью-Йорк на протяжении долгого времени нарабатывал свою стилистику тэга, это тянулось деситялетиями - сменилось несколько поколений. Поэтому там развивается много прикольных стилей. Мы должны разработать такую традицию в Швеции, если мы хотим получать хорошие тэги в будущем. Постепенно это приходит. Также как не было в Стокгольме throw-апов, но они тоже постепенно появляются. А пару лет назад только Reson и Hina их тут делали".

Чем отличается хороший тэг?
"Cкорость, связь между буквами и выразительность - все это хороший тэг. Ты можешь вкладывать мысль в тэг или не делать этого. Но без какой-либо мысли он выходит плохо. Есть несколько способов вложить в него смысль. Если ты пишешь послание, то вкладываешь мысль в его значение, и буквы уже не должны быть красивыми. Это и есть истинное проявление граффити: написание слов на стенах".

0

36

ХОЛКАР ЗА ДЕСЯТЬ МИНУТ

Uzi: Фруанген (Fruangen) одно из немногих мест в Стокгольме, где можно сделать бэкджамп холкар. Чем мы и занялись одним весенним днем около семи вечера. Поезд просто стоял на протяжении шестнадцати минут, из них лишь десять понадобилось нам на работу.

Когда машинист забежал в вагон, я стоял около последнего окна, и у него оставалось все меньше и меньше места, чтобы посмотреть наружу. когда я полностью закрасил окно, он начал ломиться в двери.
Когда все было готово, мы как сумасшедшие пронеслись через две следующие станции. Все это время нас упорно преследовал этот парень. Он ничего не кричал нам вдогонку, я так и не понял, что же ему было нужно. Может он усмотрел что-то подозрительное в нашей работе. Я очень напрягся, думая что он может быть копом в штатском, поэтому мы и убегали. Вскоре он отстал.
Потом мы поехали в Слассен (Slussen) и сделали фотографии поезда, возвращающегося из Мёрби (Morby). Получилось не очень, но мы все-равно были довольны.

0

37

ВРЕМЯ НАБИРАТЬ ОБОРОТЫ

Прошло более 10 лет с того момента как Que первый раз рисовал на вагоне в метро. С тех пор он сделал сотни вагонов.

Que живет в непосредственной близости от одной из линий стокгольмской подземки. Его квартира завалена баллонами, маркерами и одеждой - все это перемешано в беспорядке.
В углу сумка с балонами Multona . Он объясняет, что это его любимая краска для бомбинга.
В прошлом году он сделал огромное количество тэгов по окраинам Стокгольма.
Other стал первым с кем скооперировался Que, рисуя граффити. В середине 90х они обычно вместе разрисовывали вагоны. Спустя некоторое произошла их встреча с Leroy и Uzi, которые взяли их к себе в команду, и теперь WUFC известна как объединение граффити энтузиастов, при этом не в последней степени благодаря Que.
В сравнении с крайне позитивным Uzi, Que производит впечатление пессимиста. Он часто задумчив или находится в плохом настроении, это случается даже когда он ни на кого не злится. При этом он может внезапно заявить, что ему кто-то или что-то не нравится.
Uzi тепло отзывается о Que и его негативном мировоззрении. Он говорит, что для того чтобы понять Que, надо знать его получше.
С момента присоединения к WUFC он делает по несколько кусков в неделю. Если не считать 6-месячного перерыва, когда Que учился за границей, то он рисует постоянно. Более того, за последний год он повысил свою продуктичность. Que примерно делает по куску раз в три дня – и так на протяжении всего года.

Тебя до сих пор тянет рисовать на вагонах метро?
"Да, но последние 2 месяца были самыми неактивными за последние годы. До этого я делал где-то по панели в неделю. Но теперь вместо этого я сконцентрировался на бомбинге. Это весело ездить по округе и делать throw-апы. Мне реально нравится.
Я думаю, что райтер должен проявлять активность сразу в нескольких направлениях. Скучно постоянно рисовать только на поездах и совсем не бомбить. В этом отношении мне нравится Phily. Он типичный райтер из подземки, но также очень много тэжит и делает throw-апы. Это делает его настоящим райтером. Я хочу быть таким же: не гнаться за всем сразу, но тэжить понемногу и делать throw - апы".
Que говорит что всегда очень интересовался и тэгами, и throw-апами, но только недавно начал вкладывать в них немного энергии.
"У меня обычно всегда с собой маркер, но я как-то не использовал его. Когда я напивался, то постоянно попадал в неприятности, и наконец прекратил таскать его с собой".
Que сделал себе имя на тэгах, throw-апах и конечно же на многочисленных кусках в подземке. Но он редко делает что-то большое на стенах, что нетипично для райтера.
"Нет, я лучше поделаю throw -апов. Каждое лето я выхожу с намерением сделать большую стенку, но когда стою оказываюсь напротив неё, то довольно быстро устаю. Вообще-то, как раз завтра я буду делать большой кусок, но тут совсем другое дело - Uzi, Other и я хотим написать большое WUFC хромом. Мы нашли отличное место, куда название команды вписывается идеально."
"Я также не особо рисую на электричках. Всегда жил около метро, и поэтому знаю его лучше всего. Я также думаю, что подземка более привлекательна, и вылазки туда намного более веселые. С другой стороны на пассажирских поездах у тебя больше времени. Иногда очень обламываешься из-за постоянного отсутствия времени в метро. Из-за этого куски очень простые и понятные".
Это в общем-то и характеризует работы Uzi и Que: четкий и простой стиль.

Ты думаешь что рисование в метро приводит к повторению кусков?
"У нас был период в прошлом году, когда мы делали серию похожих кусков. У нас была определенная цветовая гамма. Если заливка была зеленой, мы абсолютно точно знали какие цвета подойдут лучше всего. Одно время нам это нарвилось, а потом как-то устали от этого. Если ты много рисуешь, то обычно остается очень мало времени для рисования скетчей. Я стараюсь избежать зациклевания на одном и том же, периодически изменяя свой тэг. А потом, когда вдохновение вновь возвращается ко мне, я возвращаюсь к старому".
"Когда я выхожу и делаю кусок со скетча, нарисованного 18 месяцев назад, я чувствую как будто рисую только чтоб уж нарисовать это. Сейчас у меня хороший период. Сегодня с утра я собираюсь делать рисунок с абсолютно нового скетча. Это также мотивирует меня рисовать побольше".
Que и Uzi и рисуют, и разрабатывают куски вместе. помимо того, что придерживаются определенной цветовой гаммы, в их кусках в отдельных случаях можно узнать линии и точки, которые повторяются из одного рисунка в другой.
"Какое-то время, мы рисовали как будто по трафарету. Все началось с обводки фона. Это стало действительно важным. Если мы не делали этих линий на панели, то это была никчемная панель."
"Потом Uzi начал делать белые точки на фоне. То есть у нас уже был сам фон, его обводка и ещё эти точки. И при этом стиль должен постоянно меняться и заливку надо делать разноцветной. Это, конечно, все осложняло. И я дико бесился на Uzi из-за этого. Я отказался делать эти точки, но они смотрелись плохо, когда он делал их сам. Поэтому пришлось мне опять ими заняться. Это была очередная заморочка, которую мы сами себе и придумали".
За короткое время они должны разрисовать вагон, совместная работа это единственный вариант, сделать что-то стилистически сложное. Таким образом появляется возможность использовать побольше цветов или увеличить размер куска. Их способность работать в команде впечатляет.

Как вы приступаете к совместному куску?
"Ну Uzi делает набросок....если это серебряный кусок, он может начать с контуров, потому что потом я сделаю двойную обводку хромом. Если это цветной кусок, Uzi заливает последнюю букву и начинает делать контуры. Я делаю фон, когда полностью разбираюсь с заливкой. Обычно обводка закончена тогда же, когда и фон. Потом Uzi расставляет акценты, пока я занят деталями, а потом мы повторно обводим буквы. Uzi обводит фон. И наконец тот, у кого остается время делает белые точки и подписывает работу."

Что наименее важно?
"Белые точки отпадают первыми, если у нас нет времени. После них, я полагаю, линии на фоне, или повторная обводка."

Вы по очереди делаете скетчи для своих кусков?
"Обычно мы делаем рисунки по очереди, но иногда кто-то из нас может выдать три скетча подряд. Все зависит от того, хорошая ли у тебя идея для куска или вдохновения нет."
Вне зависимоcти от того, кто делал скетч, ему предшествует тщательная подготовка.
"Прежде всего мы садимся и проходимся по рисунку. Цвета, как делать набросок и все остальное. Легко может возникнуть непонимание, если ты делаешь кусок с кем-то, с кем обычно не работаешь. Uzi знает как и где я добавляю тени или 3D. Это даже обсуждать не нужно. Часто я рисую с кем-то ещё, мы делаем раздельные рисунки. Отдельно от Uzi, я люблю рисовать с Other, Leroy и Tier. C ними тоже легко работать".
Que говорит, что то, что они с Uzi так непохожи как личности только помогает им в работе - они дополняют друг друга. Никто не стремится быть лидером и каждый раз тоодин,то другой выступают с инициативой.
"Uzi обычно весь такой позитивный. Он позитивный, а я негативный. Мы встречаемся где-то посередине. Я немного угрюм просто по своей натуре. Когда мы что-то рисуем, Uzi видит, что выглядит хорошо, а я - что плохо. И это работает. Мы много делаем вместе".
Стилистика - всегда очень важный момент в граффити среде. Взгляд на то, что хорошо, а что нет очень субъективен, отсюда возникает много споров. Que считает, райтеру должен контролировать и стилистику, в которой он работает и само качество работы.
"Есть райтеры, которые хорошо рисуют, но которых я все равно не уважаю. Как будто кто-то пришел к ХОФу и вывел их к путям, типа вот вам поезд, ребята. Как будто они группа придуркоы, выехавших на прогулку. Это полная фигня."
"Хуже всего, если ты уже профи, но так и не выработал своего стиля, просто основываешь свои куски на чужих работах. Тогда человек вообще не понимает, что он делает. Я думаю, что понимать смысл нарисованного и сам процесс рисования хороших кусков взаимосвязаны. Не уважаю людей, которые много рисуют, но совершенно не заботятся о том, как их рисунок выглядит. И совсем неважно, как много ты нарисовал, если у тебя так и нет своего стиля."

Так весь вопрос в самоконтроле и стиле?
"Ты должен знать, что ты делаешь и правильно воспринимать это. Рисунок должен хорошо выглядеть. Но я уверен, что байт все портит".

Много людей занимается байтом?
"Да, прилично. Хотя есть разница, когда ты берешь что-то, перерабатываешь и выдаёшь нечто новое. А вот взять целый кусок и переписать его своим шрифтом, чтоб он выглядел очень похожу - это байтинг, и это реально убого".

Но твои куски и куски Uzi очень похожи.
"Да, мы заимствуем друг у друга, но нельзя точно сказать, кто что у кого берет. Нам нравится одно и то же. Мы делаем это несознательно. Куски похожи, но это не байтинг. К тому же мы все-таки в одной команде, а байтинг в рамках одной группы как-то более приемлем".
Que говорит, что на его творчество ничто не влияет, он буквально берет идеи "из головы", рисует то, что приходит ему в голову.
"Я могу заимствовать что-то у других райтеров, но редко заглядываю в специализированные журналы. К тому же обычно я рисую не так уж много скетчей. Наверное я панелей больше сделал, чем скетчей. Мне тут пришла идея сделать throw-ап , пока я зубы чистил. Идеи могут приходить в любое время. И я не люблю скетчи; как-то это не очень занимательно. В тоже время, меня заботит, как выглядят мои куски. Я не могу тут найти какой-то баланс".
Несмотря на повторы, которые встречаются в работах Que, он считает что меняться очень важно. Важно разрабатывать свой стиль. Он объясняет как иногда меняет свои куски, просто отказываясь от тех или иных привычек.
"Я перестал делать вторую обводку фона, чтобы рисунки выглядели иначе. Просто застрял в цветовой схеме, и для того чтобы уйти от этого, я делал куски хромом, когда чувствовал, что слишком много работаю в цвете. Я должен был продвигаться дальше".

Для чего ты рисуешь?
"В принципе, я мог бы покончить с рисованием и ощущать, что сделал больше многих других. Вообще, у меня нет каких-то определенных целей. Может метро в Нью-Йорке. Но это необязательно. Одна вещь, которая меня толкает рисовать все эти куски, которые мне нравятся - я очень самокритичен и редко доволен своими работами".
Que говорит, что уйдет из граффити, когда устанет от этого.
"Это может случится через год или через десять лет. Я буду продолжать, пока мне это приносит радость. Я, наверное, буду меньше рисовать, так как прежде всего делаю это для себя, а не для кого-то".

Разве граффити не зависит от взаимодействия между райтерами?
"Да, зависит, но я по-прежнему в основном рисую для себя. Для того чтобы просто себя хорошо чувствовать. Это делает меня счастливым."

У вас есть какое-то внутреннее соревнование с Uzi?
"Нет, в любом случае мы делаем большинcтво кусков вместе, поэтому какие уж тут соревнования. Конечно, я буду раздражен, если узнаю, что он сделал шесть панелей без меня. Но это также будет и мотивировать меня. Значит мой друг усиленно работал, и пришло время набирать обороты".

А если остальные много рисут?
"Да, я думаю что хочу побыть немного среди "сливок". Если кто-то делает холкар на электричке, тогда я понимаю,что пришло время пойти и в одиночку сделать холтрейн в метро, тогда я почувствую удовлетворение. В то же время сейчас, когда оперативники уже более не работают на путях, стало очень просто по четыре раза в неделю делать бэкджампы. Я не хочу добиваться чего-то там такого особенного. Мне все равно."
Как и большинство активных райтеров Стокгольма, Que арестовывали. Анти граффити настроения привели к ужесточению наказания для райтеров. После приговора некоторые райтеры ведут себя так, как будто ничего не случилось, а другие, боясь более серьзных последствий при повторном аресте, решают покончить с рисованием.
Que решил избегать подобных проблем. В самом начале своей карьеры, его уже арестовывали однажды, пьяным и с маркером на руках, но с тех пор все было относительно спокойно. Когда случались какие-то инциденты это никак не влияло на его активность.
"Меня не ловили уже несколько лет. Это приятно. Некоторые райтеры останавливаются, когда их ловят, просто сами так решают или их пугает предстоящее слушанье. Я так никогда не делал. Пока дело дойдет до суда может пройти до 18 месяцев, поэтому это явно не тот вариант."
"Но это жестко, когда ты знаешь, что слушанье приближается, и в то же время подписываешь кусок тэгом, под которым ты уже засветился. Это где-то у тебя в подсознании. Теперь, когда они увеличили наказание за граффити, возможность попасть в реально серьезные неприятности уже не кажется настолько отдаленной. Насколько я знаю, несколько стокгольмских райтеров закончили в тюрьме".

Тебя это волнует?
"Когда я делаю панель, то не думаю о том, что меня поймают и посадят. Как-то не верится, что они напрямую отправят тебя за решетку, даже не присудив тебе сначала условный срок. Я думаю что холкар могут квалифицировать, как серьезную порчу имущества. Все может быть и хуже, если попадаешься вторично, это уже совсем тупо. Моей матери это бы не понравилось, она бы очень расстроилась и решила бы, что это её вина."
Que говорит, что его мама всегда знала о его творческой активности. Раньше, когда он был помладше, Que мог вернуться домой в сопровождении полиции, арестованный за порчу имущества.
"Она знает, что происходит, но не особо напрягается из-за самого райтинга. Она больше волнуется о том, что я попаду в неприятности, о том, что я пострадаю или меня оштрафуют. Мои родители в разводе, поэтому я привык общаться с отцом по выходынм или на каникулах. Он не особо лоялен к граффити, поэтому я особо ему ничего не рассказываю. А моя мама просто пожимает плечами, когда я показываю ей фотографию того, что я нарисовал".
Que посвещает большую часть времени рисованию - либо он рисует на вагонах с Uzi , либо на станции с Dne и Tier, либо бомбит с Xeno. Его блокнот наполнен тэгами, throw-апами и простыми скетчами, и он старательно там черкает пока говорит. Que легко выражает свое мнение и мысли, и кажется у него есть четкое представление о том, что он делает и что такое граффити.
"Для меня граффити это нечто крутое. Это весело. И оно подходит для одних мест лучше, чем для других. Лучше всего куски смотрятся на электропередатчиках на окраинах. Изначально эти просто уродливые ящики, но гарффити преображает их. Все крутится вокруг того, чтобы делать вещи красивее. А вот водопад нельзя сделать более красивым, поставив на нем тэг. Он наоборот станет уродливым".
"К сожалению, сегодня много страшных рисунков, поэтому особо ничего не исправляется. Я не думаю, что люди стараются делать нечто привлектельное. Многие рисуют только ради самого рисования. Граффити это что-то, что ты должен делать, когда тебе 15 - ты должен тэжить. Сам процесс рисования и оставления тэгов стал более важным, чем результат. Тэги особенно ужасны сегодня. У шведов, наверное, самые уродские тэги в Европе. Это прямо унижение."
"Жаль, что люди, делающие тэги, не особо активны. Есть субкатегории тэгов: Other оставляет тэги в диком вайлдстайле, а тэги Coke не особо замороченные, но четкие: можно увидеть как он делает их всего за 3 секунды. Он может сделать тридцать тэгов в вагоне и все они будут одинаковыми.
Я также люблю тэги бомберов. Можно найти свой стиль и в точности повторять их. Вот этого я делать не умею. Я вообще особо никогда не занимался тэгами до последнего времени. Теперь вот кинул все усилия на то, чтобы освоить это направление. Наверное, я вкладываю в них больше энергии и времени, чем когда-либо".

0

38

ГРАФФИТИ НА ХОЛСТЕ

Que:
Я не люблю рисовать граффити на холсте. Но мне нравится делать такие рисунки, когда часть куска, нарисованного на поезде, оказывается на полотне.

Первый опыт подобного рисования я получил в 2002 году. Сначала прикрепил холст к поезду, сделал свой кусок, сфотографировал рисунок, снял полотно, а потом сделал ещё одно фото. Потом наступает самая сложная часть: нужно прикрепить полотно обратно, притом так, чтобы не повредить его. Дома можно повесить такой холст в рамку. Но он не особо много значит без фотографий. Потому что он ни о чем не говорит. Нужно видеть фотографии, тогда понятен контекст. Конечно, кусок на поезде исчезнет уже через час после того, как я нарисовал его. Появляется ощущение, что я просто "отрываю" кусок панели и сохраняю её у себя.

0

39

КАК ИНДИАНА ДЖОНС

Холодной зимней ночью Que и Dne встречаются на квартире у Tier. Позже они планируют сделать кусок в метро. Они уже рисовали на станциях осенью, но это будет их первая общая работа.

"Мы хотим сделать нечто особенное, отличающееся от всех тех ранее забитых рисунков на станциях. Зачем ходить, когда можно летать? Я не особо много рисовал на станциях, в основном что-то по-пьяни. Сегодня, я стараюсь избегать подобных ситуаций. Я стал немного более организован в этом плане," - говорит Dne.

Райтеры пока ещё не решили, как будет выглядеть их стенка.

"Мы стояли и решали этот вопрос в художественном магазине прямо перед закрытием," - говорит Tier. - "Наконец мы сошлись на зимней тематике, что-то с буквами, залитыми единым цветом".

Наступает Рождество и Que хочет сделать классический предпраздничный кусок с Санта Клаусом и эльфами. Он рисует букву Q, надевая на неё шапку Санты, который сам прячется за буквами. Dne предпочитает мрачноватые виды будущего с оружием и инопланетянами. Он рисует зеленого человечка с бластером. Наконец компромис найден - два кэрэка будут поставлены в один кусок.
Uzi решил остаться дома со своей девушкой, которая приехала на выходные. Tier и Dne одни из немногочисленных не участников WUFC, с которыми иногда риcуют Que и Uzi.

"Я рисую только с Uzi, Que и ещё парой человек," - говорит Tier. -"Мы бы не стали рисовать вместе, если бы не общались вне нашей граффити тусовки. Если что-то случиться, я знаю, что эти люди меня не выдадут. Я не пойду рисовать с человеком, который выложит все после пары дней за решеткой".

Даже несмотря на то, что WUFC одна из наиболее активных комманд, рисующих на поездах в Швеции, её участники очень заботятся о безопасности.

"Да дело не просто в самом рисовании. Каждый может делать это. Просто залезать туда и рисовать," - говорит Tier. - "Но когда ты не в курсе дела, то не знаешь, когда должен отправляться поезд, когда обычно появляется охрана, и в каких тоннелях есть сигнализация. Я не хочу делать по триста кусков в год, большой риск, что тебя поймают и больше никогда не дадут не рисовать. Я должен полностью контролировать ситуацию. Конечно, всегда есть определенный риск. Если пояится коп, который бегает как Бэн Джонсон (Ben Johnson), то тут ничего уже не поделать".

"Я очень много рисую вместе с Tier," - говорит Dne. - "Результатом стало то, что теперь я стал больше рисовать и с Uzi, и с Que. Они в курсе дела и тщательно подходят к вопросам безопасности. Это меня устраивает. Я всегда хотел придерживаться подобных правил. Пару раз мне пришлось бегать с людьми, в которых я не был уверен на все сто, это оставляло плохой осадок. Но наши развлечения никогда не бывают абсолютно безопасными. Всегда есть риск, что придется удирать со всех ног".

Почему тем веселее, чем более рисковано?
"Я не знаю. Я не могу сказать, что я ловлю кайф от адреналина, но он безусловано играет свою роль. Когда мы идем рисовать, мы часто называем такой выход миссией, так оно и есть. Разрабатываешь планы, погружаешься в суть обстоятельств и решаешь проблемы".

Когда скетчи готовы Tier ставит новый шведский фильм о граффити, в котором фигурируют все три райтера. Они хвалят работы друг друга и извиняются за свои собственные ошибки. В 3 ночи, они выключают видео, упаковывают баллоны и фонарики Maglite. А затем направляются к станции метро, которая находится в паре минут ходьбы от квартиры Tier. В 3.30 райтеры садятся в ночной поезд, наполненный подвыпившей молодежью, возврщающейся их клубов. Они выходят в Хоторгете (Hotorget) и поднимаются наверхо. Для того, чтобы не привлекать лишнего внимания, они прогуливаются в окрестностях, пока охрана запирает станцию на ночь.
Спустя полчаса машина с охранниками уезжает. Dne, Que и Tier идут к южному выходу из метро, который достаточно хорошо закрыт от взглядов. Они ещё раз проверяют, никто ли не смотрит, и Tier свои ключем открывает решетку, загораживающую вход. Маленький моторчик урчит, пока решетка поднимается. Когда она приподнялась уже достаточно высоко, Que втискивается внутрь и спускается вниз к турникетам. Tier поворачивает ключ в замке и решетка начинает опускаться. Он спешит за Dne и успевает вовремя проползти под ней.

"Как Индиана Джонс," - говорит он и тихо смеется.
Когда решетка полностью опустилась, они спускаются вниз к турникетам. Que уже проверил, что за кассовой стойкой никого нет. Он открывает стеклянную дверью. За ней ступеньки, ведущие к железной двери. Tier спускается первым. Он немного ковыряется с замком, прежде чем дверь открывается. За ней начинаются пути . Dne и Tier тихо проходят вперед и проверяют, никого ли нет на платформе.

На станции пугающе пусто. В каменное простраснтве царит мертвая тишина, но все освещено так ярко, как днем. Райтеры забираются на платформу и запирают все стеклянные двери ведущие на станцию, чтобы лишний раз себя обесзопасить от того,что кто-то незаметно к ним присоединиться. В 4.30 Dne начинает набрасывать своего зеленого человечка. Несколькими неделями ранее их уж преследовал в тоннеле охранник, пришедший открывать станцию, но на следующие выходные Que и Uzi опять пошли туда рисовать. Когда они уходилив 5.20, никто из охраны ещё не подошел. Сегодня планировалось закончить самое позднее в 5.10.

Когжа Tier закрасил все буквы, он начинает рисовать маленькие домики на фоне, пока Que и Dne доделывают кэрэков по сторонам. Скоро станция наполняется едким запахом спрей краски. Вентилятор в тоннеле периодически включается и выключается. Художники иногда останавливаются и прислушиваются. Они очень внимательны. Когда обводка уже закончена, Tier рисует падающий на буквы снег. Dne добавляет реплику к гуманоиду, как будто он произносит Winter Wars (Зимние Войны). Потом он добавляет то тут, то там пару красных кругов и снежных хлопьев. Потом появляется ёще одна светло-синяя обводка вокруг букв, и после этого ребята начинают паковать краску. Они заканчивают ровно в 5.10. На выходе морозный ветер ударяет им в лица. Улицы также пусты, как и станция, которую они только что покинули. Напряженность начинает спадать. Они жмут друг другу руки и обсуждают результат. Кажется все довольны, хотя Que утверждает что его кусок вышел слишком уж маленьким. На Сергеслоте (Sergeslot) Dne переходит на Центральную станцию. Пассажирские поезда уже начали движение, и он отправляется домой. Que и Tier возвращаются обратно.
В 5.30 в Хоторгете (Hotorget) появляется несколько автобусов с охраной. Они приехали открыть станцию.

"Это была удачно выполненная миссия. Хорошие ощущения, хорошие меры предосторожности и хорошие люди. У нас места особо даже не было. Я привык делать куски определенного размера, поэтому было немного непривычно. Но все прошло хорошо, особенно в сравнении со всем тем порожняком на других станциях" - говорит Dne позже.

Почему ты рисуешь граффити?
"Ради творчества и самого действия. Ты открываешь постоянно что-то новое. Это приносит особые ощущения. Я рисую, когда чувствую что мне это нужно, я не стремлюсь делать сразу много рисунков и прославляться таким образом. Единственное, к чему я стремлюсь, это показать свои работы. Я люблю делать сложные работы, и особенно поезда, хотя не особо рисую на них последнее время".

Почему поезда?
"Ты поймешь это, если постоишь около него, послушаешь его свист, почувствуешь его запах, плюс ещё и сам факт, что ты постоянно очень рискуешь. Также мне очень подходит для рисования сама форма вагона, а также тот ограниченный промежуток времени, который отводится под само действие. Именно в такие моменты я выклыдываюсь на все сто".

Ты можешь описать это чувство?
"Есть различные виды адреналина. Один из них заставляет тебя убегать и бояться. Другой - норадреналин - приводит тебя в боевую готовность, и я думаю,что чувствую нечто подобное. Но когда ты рисуешь, то получаешь микс и того, и другого. Я редко испытываю простострах, но тем не менее осмотрителен все время. Ты должен быть таким."

Как ты видишь стиль?
"Он должен танцевать. Я всегда чувстовал это. Сам предпочитаю простые буквы с перегибами, они как бы говорят о своих создателях. Я надеюсь, что есть толика хип-хопа в том, что я делаю. Граффити стоит несколько особняком от хип-хопа и многие люди вообще не видят связи между двумя направлениями, но я люблю представлять граффити одним из четырех элементов, если вы, конечно, не против такого клише."

Для тебя важно быть в команде?
"Я участник TD и NG. Это две довольно разные команды. NG прежде всего команда друзей, они не ставят особых условий, касаемых продуктивности райтера. И несмотря на то, что я плотно общаюсь со всеми в TD, они больше нацелены на результат, все должны работать хорошо и продуктивно. Я не особо ценил членство в команде до того как присоединился к NG, а позже к TD. До этого, я наверное состоял в командах, только потому что так принято. Райтеры из твоих команд могут и не влиять на тебя, но друзья, конечно, влиять будут. И обе команды, и NG, и TD, очень выделяются своей стилистикой."

0

40

СТРОИТЬ КОРАБЛИ

Из окна большой комнаты квартиры Aloha открывается вид на Южный Стокгольм, залитый январским солнцем. Далеко внизу, машины толкаются на трассе в вечерние часы пик. А ещё дальше туда-сюда курсируют пригородные поезда.

"Я сюда переехал в основном из-за этого вида", - говорит Aloha, наблюдая за городом из окна. -"Было бы здорово, если ещё и метро было бы видно, но здесь и так довольно развитая инфраструктура".

Инфраструктура и природа - вот два основных источника, вдохновляющих Aloha. Он говорит, что если видит машину ярко-красного оттенка, которая ему нравится, обводка вокруг его нового куска в результате может приобрести те же цвета.

"Город меня вдохновляет: стройки, рестораны, доки, грязь, наслоение и солнечный свет. Я смотрю на цвета города в различном свете и пытаюсь их соединять. Иногда очертания букв навеяны формой зданий".

Aloha начал рисовать рано, задолго до того как WUFC вообще задумывалась. Тогда в далекие 80-е, он был известен под тэгом Ghost. В то время он больше тэжил нежели рисовал.

"Когда граффити пришло в Швецию, это было как разрыв бомбы. Культура была очень дружественной для подростков. В сравнении с ней все остальные виды искусства казались скучными. Также особенно увлекательным казалось то, что твой рисунок выносится на всеобщее обозрение. Ткаже граффити казалось новым средством общения. Для меня было открытием, что можно взять краску, написать что-то, что в результате прочитает кто-то ещё. Это средство самовыражения, искусство, но я не знаю, так ли я все это воспринимал, когда мне было тринадцать. Я просто думал, что бомбить это весело, а ещё веселей потом смотреть на свои художества из поезда. Но у меня в действительности не было таланта. Я дико лажал в своих серьезных работах, и может поэтому я все больше бомбил".

Многие райтеры борются за то, чтобы стать лучшими. Для тебя это было важным?
"Нет. Где-то в районе 1990-го все рисовали коронки над своими кусками. Это вариант жаргона, этакая черта крутизны, пришедшая из хип-хопа в граффити, что-то такое, чему даже нормального объяснения нет. В Стокгольме, в разное время, наверное, было около пяти человек, которых можно было считать лучшими. Они очень много и эффективно рисовали на протяжении нескольких лет. Если у тебя есть внутри эта жгучая энергия, то при желании ты станешь именно таким. в свое время, когда я был помоложе, у меня были амбиции рисовать больше и быть на виду, но быть лучшим - нет".

Как только Aloha начал овладевать техникой и осознал, что в общем-то научился рисовать, он завязал с граффити практически полностью. Ему было около 17-ти, и другие интересы взяли верх. Но потом в старших классах он встретил Uzi, и опять появилось желание рисовать, но нерегулярно. Aloha уже перевалило за 30, и он наименнее активный райтер в WUFC. Он был таким уже тогда, когда Uzi и Leroy взяли его в команду.

"Это удивительно, подумать, сколько сил я затратил, чтобы моё имя узнавали. Но как только я опять начал рисовать, я не почувствовал, что делаю это также как раньше. С тех пор как я присоединился к WUFC, у меня идет какая-то параллельная жизнь наряду с граффити, и мне кажется, что я сейчас веду на порядок более здоровую жизнь,чем до этого".

И в чём это проявляется?
"Наверное дело во мне, чувствую себя что ли лучше. У меня абсолютно нет энергии носится по району на протяжении всей ночи. У Uzi например силы воли и этой энергии хоть отбавляй. И я не могу сказать, что у него менее здоровый образ жизни, он просто делает то, что для него лучше".

На самом деле с энергией у Aloha все в порядке, просто его приоритеты сменились. Сейчас он делает всего несколько кусков в год, в основном на затерянных стенах, которые так сразу и не увидишь, иногда рисует вместе с WUFC, а иногда с друзьями детства Morales,Show и Rocket. Граффити превратилось в хобби, в котором нет особой тяги к достижениям. Большую часть времени Aloha тратит на другие проекты и свою работу графического дизайнера.

"Как и графическом дизайне, все в граффити замешано на том, чтобы быть на виду и что-то выражать. Я много узнал о сочетании цветов и технике через граффити. Не говоря уже о самом оформлении. Когда я только начинал рисовать, у меня было плоховато с симметрией, и я откровенно халтурил со шрифтом. Я бы никогда не смог работать с логотипами, если бы не научился основам граффити".

Что тебя заствляет рисовать спрей-краской, когда ты вполне можешт самовыражаться у себя на работе?
"До сих пор круто жать на кэп и смотреть как краска наносится на стену. Хотя граффити и нелегальная, но очень свежая форма искусства - это делает его интересным. Может быть ещё и потому, что вокург него всегда много споров, но это уже в наименьшей степени. А ещё оно крепко связано со мной, начиная с самого детства. Если бы я жил в 30-е годы в Финляндии, возможно, мне было бы интересно строить корабли, как это было для моего дедушки. Но я вырос в Стокгольме немного позже, поэтому граффити стало для меня приемлемой вещью. Это даже больше чем форма искусства, это может быть и политикой, и протестом. Оно может значить тысячи вещей, поэтому легче называть все это просто одним словом - граффити".

0

41

НОЧНАЯ ПОЕЗДКА НА ВЕЛОСИПЕДАХ

Que и Uzi встречаются в Гётгатане (Gotgatan). Октябрьская ночь, четверг, - или скорее уже утро пятницы. Que сидит на фиолетовом дамском велосипеде, который слишком мал для него. В велосипедной корзине лежит черный полиэтиленовый пакет, наполненный баллонами. они движутся на юг через Рингваген (Ringvagen).

Бары закрываются. Напротив ночного клуба Metro молодой человек спит на тротуаре, его ноги покоятся на скомканном кожанном пиджаке. Рубашка испачкана землей, но его нагеленная прическа нетронута. Uzi пытается его растолкать.

"Эй, одень свой пиджак. Тебя либо ограбят, либо замерзнешь насмерть, если останешься тут. Иди лучше в переход," - осторожно говорит Uzi.

Человек изумленно смотрит на него, но не может произнести ни слова. Он опять ложится и тут же засыпает. Que ставит свой велосипед и начинает хлопать в ладоши, чтобы разбудить парня.

"Ты тут не можешь спать! Вставай!" Голос у Que громкий и решительный, таким голосом караульные окликивают неизвестных прохожих. Человек отворачивается. Пьяная пара лет 40-ка останавливаются, какое-то время наблюдает за ситуацией, а потом удаляется на несколько метров и начинают целоваться.

"Ну хотя бы пиджак одень," - уговаривает парня Uzi.

Они помогают человеку одеть пиджак, и он опять падает спать на асфальт. Que и Uzi движутся дальше. Около станции метро Рингваген (Ringvagen) Que ищет подходящий велосипед. Uzi не принёс свой, а им обоим нужно проехать через весь город до рассвета. Que находит бирюзовый дамский велоcипед с нацепной козиной. Uzi забирается на фиолетовый, пока Que взламывает замок на цепочке. Теперь у каждого есть по велосипеду.

Они медленно едут, и Que делает большие черные тэги на жилых домах Рингвагена. Затем следует остановка в парке Росенлунд (Rosenlund Park). Uzi набрасывает пару букв, и они заливают их уже вместе. Приближается запоздавший домой посетитель баров. Оба прыгают на свои велосипеды и ждут, пока тот не пройдет мимо. Потом быстро заканчивают начатый throw - up, снимают перчатки и едут обратно в Рингваген по Магнус Ладуласгаттан (Magnus Ladulasgattan).

Около госпиталя Седер (Soder) стоит огромный баннер с рекламой строительной компании Skanska: "Как будет выглядеть твой идеальный офис?"

Que уже сделал пару тэгов на этом баннере ранее, но throw-up будет более заметен.

"Я хочу сделать тут" - говорит он Uzi.

Тем не мнее такси продолжают возить людей из баров черех Рингсваген, и Uzi не очень рад такому выбору.

"Xeno и я были тут днем" - уверяет Que.

Uzi уступает, они оставляют свои велосипеды и движутся к баннеру. Que первым достигает деревянной платформы. Они ждут, пока молодая пара пройдет мимо, и начинают рисовать. Три минуты спустя рисунок уже готов.

Десять минут спустя, они уже делают новый throw-up на стене в парке Росенлунд. Пятнадцать минут после этого рисуют на жилом доме в Остготагатане (Ostgotagatan). Ещё через пять минуть они в парке Стигберга (Stigberg park), где Que сделал один из первых кусков WUFC вместе с Leroy и Other в 1997. Они рисуют ещё пару throw-апов, прежде чем двинуться вниз по Катаринавагену (Katarinavagen) и покинуть квартал Сёдер.

В 3 часа ночи, они проезжают мимо Сюреплана (Sureplan). Здесь бары закрываются позже, и люди ещё кружат по улицам. Que и Uzi движутся вверх по Биргер Джарлсгатан (Birger Jarlsgatan). На другой стороне Оденгаттан (Odengattan) меньше людей. Они делают пару тэгов на улице, ведущей к Албано (Albano) в северном квартале.

Местность, окружающая пустынную индустриальную зону, отталкивает. Que и Uzi не обращают внимания на то, что территория охраняется компанией Securitas, и пролезают в дыру в ограждении. Они делают throw-апы на любом попадающемся свободном участке. Затем забираются на баннер над воротами, ведущими в промышленную зону, и приклоняясь, когда машины проезжают мимо по Рослагсвагену (Roslagsvagen), каждый делает ещё по рисунку.

Затем они возвращаются на велосипедах обратно в город. Подбирают свои баллоны в Хагагатане (Hagagatan) в десять минут четвертого и начинают рисовать на жилых домах. Внезапно Uzi замечает, что за ними наблюдает длинноволосый человек, стоящий буквально в нескольких метрах от них. Он отличается незаурядно крепким телосложением и одет в синюю рабочую спецовку. Uzi и Que смотрят на него и колеблются.

"Не поганьте стену," - говорит человек, указывая на рисунки.

Uzi и Que быстро заканчивают и спешат скрыться. Человек входит в соседнее здание.

"Круто," - говорит Que, когда они отъезжают на несколько кварталов."Если он и звонит в полицию, то явно ещё висит на коммутаторе. Он откуда-то из Оланда (Oland), смешной выговор у него," - весело продолжает Que и передразнивает речь человека.

Они пересекают Оденгатан (Odengatan) и едут вниз по Дротнингаттану (Drottninggatan). Обычно отсюда хорошо просматривается дорога, ведущая в квартал Сёдер, но не сегодня, воздух влажный, и плотный туман начинает застилать город.

"Отлично," - радуется Uzi. - "Туман снижает видимость".

Тротуар пуст, единственный человек, поднимающийся в гору, это почтальон со своей тележкой. Que и Uzi сворачивают на Улофа палме (Olof Palmes gata). Проезжают мимо станции метро Хоторгет (Hotorget) и едут к лестнице, по которой считается убегал убийца Улофа Пальме после выстрела в пермьер-министра более 20 лет назад. Оба делают по throw-апу на лестнице. Затем в Свеаваген (Sveavagen). Пара машин компании Securitas припаркованы около станции метро Hotorget. Охрана отпирает метро, в то время как Que и Uzi продолжают свою работу в тумане.

0

42

ГРАФФИТИ И ФУТБОЛ ИДУТ РУКА ОБ РУКУ

"Для меня граффити это прежде всего возможность релизовать свой интерес к форме и эстетике. Таким образом я пытаюсь развивать себя, заниматься деталями, экспериментировать, ну и просто хочу посмотреть, как хорошо я могу нарисовать кривой контур буквы P".

Сегодня WUFC в основном известны как команда, рисующая на поездах, но когда Pura и Leroy её основывали, они концентрировались на стенах Наки (Nacka), а не на вагонах метро. Для Pura стены до сих пор приоритетней поездов. Вдали от путей, он может неспеша разрабатывать свои буквы в спокойствии и тишине. Хотя, как он сам признается он больше времени тратит на скетч, а не на сам кусок. Он типичный последователь стокгольмского стиля поздних 80-х, периода, когда у него открылись глаза на граффити. Однажды вечером, будучи в пятом классе, он зашел в гости к однокласснице и познакомился с её старшим братом.

"Он обычно крутился в Кунгстрадгардене (Kungstradgarden), наверное вместе с той тусовкой, что окружала Ziggy, Disey и других райтеров Стокгольма того времени. Тем или иным образом многие люди были тогда вовлечены в культуру граффити. У всех был свой тэг и блэкбук, даже если они и не особо рисовали. Он показал мне вкладыши с граффити из датской жвачки. Я был просто поражен этими динамичными картинками. Потом я начал копировать куски с вкладышей в небольшом блокноте".

Примерно в то же время в Швецию пришла первая хип-хоп волна. Как и все его ровесники, Pura основательно подсел на рэп.

"Это было довольно привлекательно. Я нырнул во все это c головой - музыка, вещи, первые шаги в брэйк-дансе. Сначала я не мог найти спрей краску, и делал собственную, смешивая воду и пищевые красители в старых банках из-под лака для волос.

"Вообще-то для тэгов они вполне подходят. Но краска смывалась, когда шел дождь. Я думаю, что все ребята в моём классе рисовали скетчи. У нас даже один учитель был, который рисовал шрифты, потом он их размножал и распространял среди учеников. Можно было пользоваться его разработками как шпаргалкой, если у тебя самого не особо получалось что-то нарисовать".

Хип-хоп ритмы крутились в головах подростков Наки на протяжении нескольких лет. Потом интерес к чопперам и Commodore 64s спал. Сегодня, Pura единственный из своей школы, кто ещё рисует граффити. Но пара его друзей детства продолжало рисовать ещё пару лет после того, как первая волна спала.

В начале 90-х Pura основал с ними команду TCS. Они сфокусировались на стенах вдоль линии поездов Салтсёбанана (Saltsjobanan), именно где-то там Pura встретил Uzi.

"Я знал о Pura, ещё до нашего знакомства," - вспоминает Uzi. - "Он рисовал так много, что о нем нельзя было не знать. Мне нравился его стиль, и наверное на тот момент он ушел на голову вперед меня в своем творческом развитии. После того как мы познакомились, мы начали рсиовать вместе. Втречались в заранее обговоренных местах, и когда все было закончено, расходились. У него были довольно строгие родители, как и у меня, и мы должны были быть очень осторожны, чтобы его мать случайно не выследила нас".

Сам Pura утверждает что его отношения к граффити всегда были на уровне любви\ненависти, частично, потому что он постоянно чувствовал себя настолько зависимым от этого, что меньше времени уделял работе и школе, и также потому что это часто приводило к конфликтам.

"Нака очень консервативный район, на тебя моментально бы навесили ярлык "преступник", если бы узнали, что ты рисуешь. Мои родители так никогда и не приняли этого. Они делали все возможное - выбрасывали все мои баллоны, подкупали с помощью покупки компьютера".

И это сработало?
"Я принял компьютер и продолжал рисовать. Периодически бросал рисование, но как только они прекращали свои попытки меня остановить, начинал снова".

Интерес Pura к граффити носит несколько фанатичный характер. Кажется, что его голова сплошь заполнена шрифтами. Он видит,что его интерес к граффити носит такой же фанатичный характер, как и интерес к футболу у его соотечествеников.

"Для меня граффити и футбол идут рука об руку. Многие люди безумно втянуты во все это. Я думаю, что это основная причина, по которой так много райтеров интересуется футболом и наоборот".

Что привлекало тебя в футбольной культуре?
"Это очень весело и немножко нелегально. Я думал, что все эти факелы и весь сопутсвующий стаф это очень круто. Было потрясно смотреть фотки со стадиона Сёдер (Soder), где мы зажгли 100 факелов. Это то же самое чувство, которое испытываешь, просматривая фотографии со своим удачным куском. Так много цветов, это просто потрясающе красиво."

Для тебя граффити и футбол неразрывно связаны...
"Да. Мы ходили на огромное количество матчей в Англии. Мы переняли их образ жизни и манеру одеваться, а потом перенесли все это в Швецию. Сегодня все это встречаешь повсеместно. Скоро, наверное, ключевые магазины будут рекламировать одежду в стиле кэжуал".

Pura одет в темно синюю рубашку Stone Island, брэнд, который ассоциируется с кэжуал стилем. Так одеваются футбольные фанаты, но Pura снял фирменный лейбл с рукава.

"Я снял его, когда недавно испытал противоречивые чувства по поводу культуры кэжуал. Я думаю, что немного устал от этого".

Pura уже перевалило за 30. Его интерес граффити и футболу по прежнему очень силен, но все же слабее чем в середине 90-х. Тогда тяга к острым ощущениям и желание проявить себя были основными причинами для граффити. И хотя он по-прежнему тэжит в городе, его куски можно найти только под мостами или на заброшенных цементных фундаментах. Он зарабатывает на жизнь, перебиваясь случайными работами в строительном секторе, и посещает подготовительные курсы в художественных школах, надеясь в будущем продолжить образование.

То, чем ты занимеашься в школе искусств, относится к граффити?
"Сначала я полностью остекал граффити как направление. Я рассматривал его как независимую отдельную нишу. Но с тех пор, как я осознал, что граффити это область, в которой я реально перуспел, начал использовать его в своих художественных преоктах. Я вернулся к корням, и сейчас в основном разрабатываю шрифты".

На твои рисунки как-то повлияло то, чему ты обучаешься?
"Я использую довольно многое. Например, я особо никогда не заморачивался на равновесии в рисунке, но сейчас я постоянно думаю о композиции в своем куске".

0

43

Вот,ловите!вся книга целиком...

0

44

Блин,забыл конец выложить,ща...

ЗАФИКСИРОВАТЬ

4.30 утра. Будильник у изголовья кровати Uzi начинает издавать пронзительные звуки. Он будит финского райтера Egf, приехавшего в Стокгольм прошлым вечером. Не отошедшие толком ото сна, райтеры упаковывают краску и спешат сквозь зимнюю темноту к ближайшей станции метро.

Они едут в Ропстен (Ropsten), конечную станцию в северо-восточной части города. Uzi и Egf осматриваются на станции пока ждут Que, который приезжает на следующем поезде. в середине платформы есть дверь, которую Que открывает своим ключом. За дверью находится комната с ходом к путям, ведущим к платформе. Где-то год назад или около того охрана сидела бы тут в тепле, ожидая момента, когда они могут выбежать и вмешаться, только увидев кого-то на путях. С тех пор как их программу свернули, уже особого риска нет, но Que по-прежнему осматривается, чтобы в этом убедится.

Теперь, когда предприняты все меры безопасности, они стоят перед лестницей и терпеливо ждут нового поезда. Затем наблюдают как пассажиры заходят внутрь, а потом проскальзывают между вагонами и спрыгивают по ту сторону путей. Que, который прикрывает тыл, замечает, что машинист их заметил. Но вроде бы ему все равно.

"Машинист ни разу не выглянул на ту сторону поезда, где мы находились," - говорит Uzi позже.-"Он мог стоять там и переговариваться с охраной, но я надеюсь, что ему было действительно все равно. Было тупо, конечно, продолжать рисовать, но мы решили все-таки закончить. Потом мы спрятали краску, так как был риск, что к нам уже кто-то приближается".

Когда поезд отходит, они бегут к следующей станции, Гардет (Gardet). Они надеются сделать хорошие фото в Лильехолмен (Liljeholmen). как обычно разделяются, чтобы не потерять его. Que и Egf останавливаются на платформе в Лильехолмене, в то время как Uzi выходит со станции и становится на мост, по которому проезжает по пути в ангар, где его будут отмывать.

Когда поезд прибывает на станцию, он не останавливается, чтобы подобрать пассажиров, а продолжает двигаться вперед. в ту же минуту, другой поезд подъезжает к платформе, загораживая разрисованные вагоны. Que и Egf на бегу пытаются сделать фотографии своих рисунков, которые спешат скрыться в конце платформы, но напрасно. Поезд движется слишком быстро. Uzi рад, что не остался. Несмотря на то, что фотография вышла довольно темной, рисунки по крайней мере зафиксированы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Граффити это художественный экстремальный спорт, в котором выигрывают те, кто рисует больше и красивей. Призом же становится восхищение и уважение других райтеров.

Writers United Footbal Club (WUFC) - выигрывающая команда. Это шесть молодых людей, написавших своё имя на тысячах вагонах и стенах метро. WUFC так обращаются со своими буквами, что те, изгибаясь и переаорачиваясь, достигают неповторимого вида. Их куски на поездах полны жизни, пока они движутся по нашему городу.

Задор, креатив, торжество и сплоченость являются важные элементами образа жизни, несущего в себе и смертельную опасность, и риск тюремного заключения

Журналист Бьорн Алмквист (Bjorn Almqvist) и фотограф Эмил Хагелин (Emil hagelin) следовали за WUFC на протяжении нескольких лет. На фотографиях запечатлены моменты из интенсивной жизнь райтеров. А в тексте описывается команда изобретательных самобытных людей. Еще никогда ранее не было настолько более внимательного исследования жизни команды райтеров.

Заключение подготовлено Мартой Купер (Martha Cooper), фотографом книг Subway art и Hip Hop Files.

0

45

дааааааа... WufC жгут...  WufC - SdK - лучшие в своем деле! :nuts:

0


Вы здесь » Граффити форум. Ярославль / Graffity forum. Yaroslavl » Общение обо всем » WUFC... читаем обсуждаем..